• Село моё,

    Село моё, "Цветочное"

    И покажется - море плещется, может, всё это мне мерещится?Степь да степь кругом бесконечная, да краса вокруг эта вечная...
  • 1

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Забираться на чердак нам с сестрой было строжайше запрещено. Причин для запрета было две.  Первая - техническая: необходимо было сохранять герметичность играющего важную роль в сохранении тепла в зимнее время чердачно-потолочного покрова, состоящего из драгоценных в степной местности стружек и опилок.

Вторая причина - психологическая: давным-давно, ещё в 1916 году, папины родители, поехавшие на работу в поле, оставили свою двухлетнюю дочку Пашу под присмотр её старших братьев, возрастом чуток постарше девочки. Когда взрослые скрылись за деревней, мальчишки полезли играть на чердак, потащив за собой и Пашу. Они добрались с ней до самой верхней ступеньки лестницы, но тут детские силенки закончились, и Паша выпала из рук братьев на землю, став глухонемым инвалидом на всю оставшуюся жизнь. Памятуя об этой ужасной семейной истории, папа убирал  чердачную лестницу, по его выражению, "от греха подальше".

Но однажды он сам и согрешил, забыв убрать лестницу после того, как перетаскал на чердак очередные мешки с опилками. На следующее утро я с нетерпением ожидала убытия родителей на работу. Когда бабушка вплотную занялась кухонными делами, я с опаской начала  покорять лестничные перекладины: заберусь на одну вверх, аккуратненько присяду, посижу, освоюсь - и лезу дальше. Никем не замеченная, я таки добралась до опилочного покрытия. Посмотрела вниз, оценивая проделанный путь, и мне стало страшно. Я сидела, не шевелясь, и с тоской ожидала того момента, когда бабушка пойдёт меня искать и вызволит из высотного плена.

Наконец, внизу раздался её голос, зовущий меня. Когда он совсем приблизился, я, по-прежнему боясь пошевелиться, прошелестела: "Я здесь!". На уточняющее "Где это здесь?" - уже более смело пропищала: "На крыше!!!". На призывы спускаться я честно ответила: "Боюсь!", и тогда бабушка,  при своём немалом весе  не рискнувшая проверить лестницу на прочность, приказала мне сидеть так же тихо, как я и сидела, и ждать возвращения отца.

Деваться было некуда и заняться на чердаке было нечем, поэтому я стала разглядывать то, что открывалось моему взору с высоты чердачного проёма. Это были шиферные крыши соседних домов, а за ними - пшеничные поля, уходящие далеко- далеко, до самого неба! Поля были ровными, как стол, но в одном месте я увидела крохотную рощицу и сосредоточилась на том, чтобы запомнить направление к ней. Может быть, из-за того, что я долго смотрела в сторону зеленого пятна, не моргая, или из-за того, что у страха и действительно глаза велики, только далеко за рощицей, у самого горизонта  стали вдруг появляться переливающиеся на солнце волны большого озера, а за ними - словно размытые очертания не то гор, не то домов с большими башнями.

Соседские крыши, из-за которых появлялось столь сказочное зрелище, как бы разрывали сцену на кусочки. Хотелось видеть картину целиком, но она ограничивалась и крышами, и границами чердачного отверстия, и моим страхом пошевелиться и выпасть в него, как маленькая Паша. Но я смотрела, не отрываясь, и старалась запомнить направление, по которому следовало двигаться в поисках на земле увиденного с крыши чуда.

А потом появился папка, вызволивший меня из плена и тут же убежавший по своим взрослым спешным делам. Но вечером, убрав лестницу подальше, он повторил мне рассказ о несчастной Паше. Видя, что отец не злится, я рассказала ему  о сказочных видениях. "Это был мираж, и пока стоит жара, ты будешь видеть его часто", - сообщил мне отец. Ещё он сказал, что мираж - это обман, он передает очертания далеких предметов так, будто до них рукой подать, а на самом деле они страшно далеко; что идти за миражом - дело опасное, можно потеряться в степи и умереть от жажды, то есть уже никогда больше не вернуться домой.

Отец часто колесил по совхозным делам в разные командировки и порой соглашался брать меня с собой. Как правило, это были поездки на короткие расстояния, совсем не утомительные для ребенка моего возраста. И я до сих пор не пойму, как он отважился прокатить меня по маршруту Цветочное - казахстанский Бестобе, причем в самое жаркое время года? - наверное, предполагал, что эта дальняя - более двухсот километров в одну сторону! - поездка на грузовике по неровной, пыльной дороге навсегда убьёт во мне привычку замучивать родителя слёзно-жалобными уговорами взять в попутчики))).

Поселок Бестобе, в наше время называвшимся БестЮбе, был хорошо известен водителям русскополянских грузовиков: в летнюю пору они постоянно курсировали  в его в сторону  за строительным гравием. Самая короткая дорога на Бестобе шла сначала "по клеткам" до Ленино, а уж от него машины поднимались на "трассу", которая на самом деле была обычной грунтовкой. Иногда её ровняли грейдером, и тогда она становилась не такой тряской, зато жутко пыльной. Вот по ней мы и поехали "по холодку", т.е. с утра пораньше, пока солнце не пекло так яростно.

Скорость тогдашних совхозных тружениц ГАЗ-51 была черепашьей и можно сказать, что мы ползли на восток, навстречу поднимающемуся солнцу. Пока было сравнительно прохладно, я сидела в кабине между отцом и водителем. Когда кабина начала раскаляться, отец пересадил меня в кузов, на скамейку за кабиной. Как оказалось, ехать там было не так уж и приятно: трясло, как в телеге, ветерок старался сорвать платок с головы, отвлекающих пейзажных картин не было - вокруг ровная степь, степь, степь...

А жара всё усиливалась. Солнце поднялось высоко, его лучи били прямо в глаза, вынуждая опуститься со скамейки ниже, на набитый соломой мешок. Теперь я не видела вообще ничего, кроме бортов грузовика. Вдруг машина остановилась, отец с водителем вышли размять ноги. Я поднялась в полный рост, глянула вперёд и увидела, как дорожное полотно недалеко от нас как будто погружается в блестящее на солнце озеро. "Там вода!" - закричала я, показывая рукой в сторону озера. "Это не вода. Это мираж", - остудил меня отец. - Его ты и видела с чердака".
Когда мы поехали дальше, как бы пробуя приблизиться к «озеру» — оно отодвигалось, и сколько мы ни ехали по направлению к нему, оно неизменно находилось в отдалении. А потом мы повернули направо, и озеро будто испарилось. Остались зной, жажда, бесконечно далёкий горизонт да пыль за грузовиком...

e-max.it, posizionamento sui motori

Админша Наталья

Село моё, Цветочное

  • Предисловие +

    Деревень и поселков с этим красивым названием в России немало, но мои воспоминания связаны  с селом "Цветочное" Русско-Полянского района Омской Читать далее...
  • О моих родителях +

    Инесса и Владимир Дарагановы. 1952г.    Они оба родились в 1928 году. Правда, она была старше его на целых пять месяцев, Читать далее...
  • Наши Цветочинские адреса +

    На территории Цветочного я насчитала 5 адресов, по которым наша семья проживала в то или иное время. Самый первый "настоящий" Читать далее...
  • Здравствуй, школа! - 1960г. +

    Цветочинская восьмилетняя школа, 1960-ый год. Вторая с краю девочка в красной фетровой шапочке - это я. На заднем плане - на крыльце Читать далее...
  • Как мы ездили в Москву летом 1961г. +

    Лето 1961 года было не просто необыкновенным, оно было сказочным, и, как я стала это понимать уже будучи взрослой, подспудно Читать далее...
  • Настойка алоевая от семи недуг +

    Сколько себя помню, на всех наших подоконниках всегда стояли кусты алое, или, как это растение называли в деревне, "алоя". Когда Читать далее...
  • Вези меня, ледянка, в детство +

    Вези меня, ледянка, в детство, Где мне совсем не больно падать, Где «Чур» от всех напастей средство, Где каждая снежинка Читать далее...
  • Миражи +

    Забираться на чердак нам с сестрой было строжайше запрещено. Причин для запрета было две.  Первая - техническая: необходимо было сохранять герметичность Читать далее...
  • Приподнятая целина +

    Фото: Первоцелинники совхоза "Цветочный" Русско-Полянского района Омской области В феврале 1954-го, пленум ЦК КПСС принял решение о подъеме целинных и Читать далее...
  • Воспоминания Б.И. Бокова, первого директора совхоза "Цветочный" +

    На фото: Слева - Боков Борис Иванович, справа - мой отец  Дараганов В.Е. Год назад Оринина Лидия Кирилловна передала нам воспоминания Бокова Читать далее...
  • Виктор Ламм. Жатва 1956г. +

            - Мы решили ни много, ни мало – Удивить урожаем страну. И как будто герои романа, Едем мы поднимать Читать далее...
  • А. Бунин. Страницы из жизни Руско-Полянского дорожного участка +

      Несколько дней назад в Одноклассниках, под одной из фотографий автодороги через Цветочное на Добровольское, завязалась дискуссия по вопросу степных Читать далее...
  • 1

Старый дом

Сколько раз мне мечталось
В долгой жизни своей
Постоять, как бывало,
Возле этих дверей.
В эти стены вглядеться,
В этот тополь сухой,
Отыскать свое детство
За чердачной стрехой.
Но стою и не верю
Многолетней мечте:
Просто двери как двери.
Неужели же те?
Просто чьё-то жилище,
Старый розовый дом.
Больше, лучше и чище
То, что знаю о нём.
Вот ведь что оказалось:
На родной стороне
Ничего не осталось, -
Всё со мной и во мне.
Зря стою я у окон
В тихой улочке той:
Дом - покинутый кокон
Дом - навеки пустой.

В. Тушнова