• Село моё,

    Село моё, "Цветочное"

    И покажется - море плещется, может, всё это мне мерещится?Степь да степь кругом бесконечная, да краса вокруг эта вечная...
  • 1

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Первоцелинники совхоза "Цветочный" Русско-Полянского района Омской области

Фото: Первоцелинники совхоза "Цветочный" Русско-Полянского района Омской области

В феврале 1954-го, пленум ЦК КПСС принял решение о подъеме целинных и залежных земель. Результат оказался крайне неоднозначным — как это было со многими инициативами Никиты Хрущева.

Н.С. ХрущевХрущев родился в селе Калиновка Курской губернии и при каждом удобном и неудобном случае бравировал своим самым что ни на есть народным происхождением. Наверное, по той же причине считал себя природным знатоком сельского хозяйства. Хотя профессионально его никогда не изучал.

Памятна история о том, как, побывав в Америке и увидев, насколько здорово там поднимается кукуруза, Хрущев дал команду активно выращивать ее и в наших широтах. А в 1964-м, когда по пути на отдых в Пицунду, где-то в Тульской области, выглянул в окно и не увидел своей любимой «царицы полей», тут же из вагона позвонил по ВЧ Брежневу и приказал немедленно снять Ивана Юнака, тогдашнего первого секретаря Тульского сельского обкома партии. Это в его стиле. Вот так же лихо, особо ничего не просчитывая, доверяясь лишь чутью и настроению, за десять лет до того Хрущев принял решение о поднятии целины. Но в том-то и казус Хрущева, что при всей кажущейся непродуманности многих его решений, время показывает: назвать их полностью провальными нельзя.

К 1950-м годам резко изменились масштабы советской экономики. Десятки тысяч промышленных предприятий, около 10 тысяч совхозов, более 20 тысяч колхозов. «Число комбинаций различных хозяйственных связей измерялось астрономическими цифрами», —  сообщает нам сборник исследовательских статей «Страницы истории советского общества: Факты, проблемы, люди». Управление такой сложной и взаимозависимой в отраслевом, ресурсном и инфраструктурном плане махиной требовало комплексного научного подхода и системных мер.

Но не таков был Хрущев. Ему нужна была зримая динамика, а не научные подходы и многолетние исследования. Внедрять новые культуры — это зримо. Не было — стало. Так у нас появились та же кукуруза (и по сей день растет как миленькая), кормовые бобы. Распахивать новые земли, чтобы там, где была голая степь с бурьяном, заколосилась пшеница — тоже зримо. Так появилась идея о целине.

Была ли у страны острая необходимость в дополнительном зерне? В октябре 1952 года на XIX съезде КПСС Георгий Маленков, в те годы фактически второй после Сталина человек в партии и государстве, заявил, что зерновая проблема в СССР «решена окончательно и бесповоротно». И никто с этим не спорил. Но стоило Сталину уйти из жизни, как Хрущев, жонглируя цифрами, стал доказывать, что в 1953 году было заготовлено всего один миллиард 850 млн пудов зерна, и для прокорма страны 160 млн пудов пришлось брать из государственного резерва. На этом основании он предложил самым активным образом продвигать идею распашки целинных и залежных земель в Казахстане, Западной Сибири, на Урале и в Поволжье.

Ученые и хозяйственники пытались убедить Хрущева, что освоение и вовлечение в сельскохозяйственный оборот новых земель — дело крайне рискованное. Страна только-только встала на ноги после разрушительной войны. Силы требовались в первую очередь на строительство жилья, восстановление коммуникаций и инфраструктуры.

Еще один важный момент: по какому пути идти — интенсификации или экстенсификации. Первый, в упрощенном виде, означал повышение урожайности уже имеющихся посевных площадей. Резервы: выведение более урожайных сортов, более тщательный учет погодных условий при определении сроков посевных и уборочных работ, сохранение собранного урожая (эта проблема жива и сегодня). Второй, экстенсивный, путь означал увеличение посевных площадей при тех же методах хозяйствования. Тот факт, что в США и Канаде в тех же широтах собирали (и сохраняли) значительно больше зерна с гектара, чем у нас, красноречиво говорил, что резервы интенсификации в СССР были еще далеко не исчерпаны.

Разумеется, любой человек, освоивший таблицу умножения, отдаст приоритет интенсивному, а не экстенсивному развитию. О том же пытались сказать новому вождю и советские умы: вовлечение в оборот огромных участков «дикого поля» без какой бы то ни было теоретической проработки и экспериментальной подготовки может крайне негативно и даже пагубно отразиться на всей экономике страны и уровне жизни ее граждан. В качестве альтернативы ученые и хозяйственники-практики предлагали развивать зерновое хозяйство в уже освоенных районах путем повышения урожайности, работать над сокращением масштабов потерь собранного урожая и улучшением качества его хранения и транспортировки.

Но не таков был наш первый секретарь, чтобы слушать подобные «нелепицы». В итоге февральско-мартовский пленум ЦК КПСС 1954 года принял постановление «О дальнейшем увеличении производства зерна в стране и об освоении целинных и залежных земель». Госпланом СССР было намечено распахать в Казахстане, Сибири, Поволжье, на Урале и в других районах страны не менее 43 млн га. При этом архиважные уточнения специалистов о том, что целинные и залежные земли можно использовать только в течение нескольких лет после начала их освоения (потом их урожайность резко снижается), Хрущевым были проигнорированы. Глава государства хотел получить зерна много, быстро и дешево. Он считал, что этот прорыв, помимо решения чисто прикладной задачи, обеспечит общий подъем трудового энтузиазма в стране.

Главная битва за урожай должна была развернуться в казахстанских степях, где местное население издревле пасло скот. Руководство республики акцентировало на этом внимание ЦК: мол, не будет пастбищ — скот погибнет, людям кушать будет нечего. Однако Хрущев в свойственной ему манере такое руководство немедленно заменил. В феврале 1954-го вторым секретарем ЦК Компартии Казахстана был избран Брежнев, которого Хрущев лично хорошо знал еще с войны. Именно ему было поручено освоение целины. Сам Леонид Ильич об этих событиях вспоминал так: «Массовый подъем целины хотят поручить именно мне. Начать его в Казахстане надо ближайшей весной, сроки самые сжатые, работа будет трудная — этого не стали скрывать. Но добавили, что нет в данный момент более ответственного задания партии, чем это. Центральный комитет считает нужным направить туда нас с П.К. Пономаренко».

Решение было принято окончательно и бесповоротно. В последний раз перед началом работ с предостережениями и рекомендациями выступили ученые и специалисты-практики. Понимая, что процесс уже не остановить, они пытались смикшировать удар «пролетарской атаки» на землю. Так, например, знатный полевод, лауреат Сталинской премии 1946 года, Терентий Мальцев, предлагал распахивать целинные земли не глубоко, без выворачивания почвы и без отвалов. Для чего поставил вопрос об изготовлении специальных сельскохозяйственных орудий. Терентий Семенович считал необходимым обрабатывать целинные земли особым способом, что, по его мнению, должно было позволить не только получить урожай до 20 центнеров с гектара, но и сохранить структуру и плодородие почвы. Для этого акцентировал внимание на важнейшем значении паров (поле, оставляемое на одно лето незасеянным, — для отдыха). Мальцева поддерживал директор Почвенно-агрономической станции имени Вильямса профессор Чижевский и ряд других ученых.

Но все они не были услышаны. Партия и комсомол бросили клич, и, ведомые порывом, революционной  романтикой, на целину устремились тысячи молодых энтузиастов, часто не имевших ни малейшего представления о сельском хозяйстве. Эти ребята и девчонки готовы были распахать землю до самого ядра. В первые годы поднятые за счет естественного плодородия земли действительно давали небывало высокие урожаи. Так, в 1956 году в казахстанских степях вместо обещанных 600 млн государству сдали миллиард пудов зерна. Казахстан за этот миллиард был награжден орденом Ленина, а Брежнев, являвшийся с мая 1955 года первым секретарем ЦК Компартии республики, отбыл в Москву на повышение.

Однако со временем положение становилось все более нестабильным. Количество неурожайных лет росло. Естественное плодородие земель, как и предсказывал Мальцев, иссякало. Стала активно проявляться ветровая эрозия (выдувание верхнего, наиболее плодородного слоя распаханной земли), на полях, не знавших паров, появились сорняки (результат глубокого вспахивания), бороться с которыми было очень трудно. Грандиозный проект, как пылесос, тянул из страны все больше ресурсов. В период с 1954 по 1961 год целина поглотила 20% всех вложений СССР в сельскохозяйственный сектор. Производимые заводами тракторы, комбайны, автомобили в ущерб районам традиционного земледелия эшелонами шли на целину. Туда же массово гнали выпускников аграрных учебных заведений, во временные командировки отправляли (в том числе через военкоматы) механизаторов, водителей, строителей, поваров и т. д.

Но колоссальные затраты и ставка на районы рискованного земледелия не дали ожидаемого эффекта. По данным автора книги «Думы о целине» Федора Моргуна, в среднем за период 1954–1964 годов урожайность на введенных в сельхозоборот целинных землях составила 7,3 центнера с гектара. Катастрофически низкий показатель. Для сравнения: в начале XX века в России зерна получали по 8,2 центнера с гектара. Это в немеханизированные-то времена.

При этом перераспределение всех ресурсов на целину затормозило развитие традиционных районов земледелия. Целинный эксперимент Хрущева дорого обошелся стране. Сельскохозяйственная отрасль уже не смогла оправиться от нанесенного удара. Именно с тех времен повелась последующая многолетняя практика импортирования зерна из-за рубежа. Захирела традиционная деревня.

Но были в целинной эпопее и положительные моменты. Благодаря ей на юго-востоке страны, и прежде всего в Казахстане, возникли новые поселки и города, дороги, предприятия и целые отрасли экономики. О целине сняты фильмы, написаны книги, сложены песни. Она осталась в истории страны и памяти народа героической страницей жизни послевоенного поколения. Ну и на закуску немного конспирологии: говорят, что целинными потребностями были удачно замаскированы перевозки грузов и людей при строительстве космодрома Байконур.

Вадим БОНДАРЬ


Академик Российской академии сельскохозяйственных наук, ветеран освоения целины Александр КАШТАНОВ:

— После войны прошло не так много времени, страна нуждалась в увеличении производства зерна. Проблему требовалось решить капитально и быстро. Ведь зерно — это не только хлеб, но и развитие животноводства, то есть мясо и молоко. К тому же сибирскую индустриальную базу необходимо было дополнить житницей в соседнем регионе. Работали на дальнюю перспективу.

Другое дело, что допустили множество ошибок. Еще за 70 лет до начала целинной эпопеи великий русский почвовед Василий Докучаев предупреждал: местные черноземы бедноваты и требуют крайне аккуратного отношения. Мы — молодые агрономы — его работы хорошо знали. Но Хрущев поступил по-своему — приказал распахать все на стандартные 22-23 см. Я не знаю, из каких соображений это сделали. Но только в конце 60-х, уже при Брежневе, на целине стали восстанавливать элементы отмененного «Сталинского плана преобразования природы» — сажать лесополосы, вводить новую агротехнику, бороться с эрозией почв.


Писатель, публицист Владимир КУЧЕРЕНКО:

— Целинный проект — не результат недальновидности Хрущева. Скорее, это продукт деятельности всего партийно-номенклатурного аппарата, который, защищая свои интересы, к тому времени уничтожил всех сторонников интенсивного пути развития нашей страны. Но наращивать производство зерна было нужно, пошли по единственному известному партократам пути — экстенсивному. Именно поэтому на целине распахали значительно больше, чем первоначально планировали. Логика: следует максимизировать посевные площади. Не задумывались даже над тем, что собранное зерно нужно где-то хранить. Результат известен — первый урожай по большей части сгноили, да и потом потери были огромными. Освоение степей Казахстана являлось попросту экспансией системы: партийно-хозяйственный аппарат расширял влияние, ему требовалось все больше территорий, штатов, материально-технических ресурсов. Чиновников интересовали только борьба за власть и получение орденов, а не реальный экономический эффект.

http://portal-kultura.ru/


Роковая целина, или чего нам стоил "быстрый" хлеб Хрущева

1958 год считался завершающим в рекордно быстром освоении целинных и залежных земель – они были «подняты» всего за четыре года. Об этом в 1959 году заявил Н.С.Хрущев, инициатор и вдохновитель целинно-залежной кампании. Итак, почти полвека тому назад в российской и советской экономической истории было реализовано, пожалуй, беспрецедентное по своим масштабам, срокам и последствиям мероприятие.

Есть много ученых и чиновников, уверяющих, что освоение целины - стратегическое мероприятие 50-х годов, которое, дескать, было бы невозможно в период «культа личности Сталина». А, мол, до этой кампании правительство СССР ничего существенного не предпринимало в сельском хозяйстве, ограничиваясь сугубо «командно-административными» мерами. Сам Н.С.Хрущев на XXI съезде КПСС в 1959-м заявил, что «благодаря успешному освоению целинных земель появилась возможность не только существенно улучшить снабжение продовольствием городов и промышленных центров, но и поставить задачу превзойти США по уровню развития сельского хозяйства». Л.И.Брежнев оценивал «целинную кампанию» точно так же.

Проблемы развития продовольственного комплекса страны были одними из главных в экономической политике советского руководства в послевоенные годы.

Ущерб, нанесенный фашистскими оккупантами сельскому хозяйству, исчислялся десятками миллиардов рублей в ценах 1945-46 годов. На оккупированной гитлеровцами территории СССР в прежние годы производилось (в масштабе всей страны) 55-60 процентов зерна, в том числе до 75 процентов кукурузы, почти 90 - сахарной свеклы, 65 - подсолнечника, 45 - картофеля, 40 процентов мясопродуктов, 35 - молочной продукции. Оккупанты уничтожили или вывезли почти 200 тысяч тракторов и комбайнов, что составляло примерно треть парка сельхозмашин в 1940 году. Страна лишилась более 25 миллионов голов скота, а также 40 процентов предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции.

Вдобавок, засуха 1946-47 годов усугубила и без того сложную ситуацию в сельском хозяйстве СССР, а отказ нашей страны от кабальных иностранных кредитов и импорта сельхозпродуктов за валюту тоже осложнял быстрое восстановление товарного потенциала сельского хозяйства СССР. Кроме того, в 1945-1953 годах СССР оказывал безвозмездную продовольственную помощь Восточной Германии, Австрии, а также Китаю, Монголии, Северной Корее и Северному Вьетнаму.

Уже через год после Победы сельскохозяйственным и исследовательским организациям поручили разработать предложения по обеспечению долговременного надежного снабжения сельхозпродукцией, повышению урожайности земледелия и продуктивности животноводства, а также по материальному стимулированию роста производительности труда в сельском хозяйстве Советского Союза.

Осенью 1946-го была создана межведомственная комиссия, под руководством академиков Т.Д.Лысенко и В.С.Немчинова: ей вменили в задачу выполнение «сталинских» поручений по общесоюзному сельскому хозяйству и по разработке долговременной государственной агрополитики. Комиссия просуществовала до 1954 года а затем, согласно решениям мартовского пленума ЦК КПСС ее работа была объявлена неудовлетворительной. И прежде всего - за отрицательное отношение к инициативе Н.С.Хрущева и «хрущевцев» по скорейшему освоению залежных и целинных земель.

Комиссия предоставила в ЦК КПСС и Совет министров, а также лично И.В.Сталину семь докладов и рекомендаций.

«Целинный вопрос» тоже был тщательно комиссией изучен, поскольку некоторые ученые - будущие советники Хрущева - в 1949-52 годах буквально «бомбили» письмами не только Лысенко и Немчинова, но и многих членов Политбюро, лоббируя экстенсивное развитие сельского хозяйства страны: быстрое освоение новых земель прежними агротехническими методами и с помощью массового использования химических удобрений и, соответственно, перераспределения посевных площадей.

Документы той комиссии оставались в Советском Союзе под грифами «Секретно» или «Для служебного пользования». Однако в период конфронтации Москвы с Пекином и Тираной - из-за «антисталинских» решений ХХ и ХХII съездов КПСС – они попали в Китай и Албанию, где им и дали ход.

Вот что прогнозировали ученые: «Распашка под пшеницу примерно 40 миллионов гектаров целинно-залежных земель, кардинально отличающихся по своим свойствам и требуемым методам обработки от сельхозугодий других районов СССР, приведет к хронической деградации этих земель, к негативным изменениям экологической ситуации в обширном регионе страны и, соответственно, к постоянному увеличению затрат по поддержанию плодородия целинных почв».

В документах комиссии отмечалось также, что «временный эффект, который выразится в больших урожаях на целине, не превысит двух-трех лет.

Затем, с помощью химических средств и увеличения объемов искусственного орошения, можно будет добиваться лишь поддерживания уровня урожайности, но никак не дальнейшего ее роста. Ввиду особенностей почвы и климата в целинных районах, урожайность там будет вдвое-втрое ниже урожайности в традиционных сельхозрайонах СССР (Украина, Молдавия, Северный Кавказ, Центрально-Черноземный регион, некоторые районы Поволжья). Искусственное же наращивание ее за счет химизации и орошения приведет к неустранимому загрязнению, засолению и кислотному заболачиванию почв, а, значит, к быстрому распространению эрозии, в том числе на естественные водоемы в «целинном» регионе. Такая тенденция предопределит, в частности, ликвидацию животноводства как сельхозотрасли в регионе от Волги до Алтая включительно...

В первые пять-шесть лет запасы плодородного слоя почвы — гумуса - на целинных землях сократятся на 10-15 процентов, а в дальнейшем этот показатель составит 25-35 процентов в сравнении с «доцелинным» уровнем. Для искусственного орошения новых посевов могут потребоваться многокилометровые отводы от Волги, Урала, Иртыша, Оби и, возможно, от Арала и Каспия (с обязательным обессоливанием воды этих артерий). Это может привести к негативным, причем хроническим изменениям в водохозяйственном балансе многих регионов страны и резко сократит водообеспечение сельского хозяйства, особенно животноводства, на большей части территории СССР. А снижение уровня Волги, Урала и других водных артерий и водоемов отрицательно скажется на всех отраслях экономики регионов, примыкающих к целинным землям, - особенно на лесном, рыбном хозяйстве, судоходстве и электроэнергетике, ухудшится там и экологическая ситуация...

Если же стремиться к стабильному увеличению урожайности зерна на целинных землях в условиях деградации целинных почв и роста дефицита воды, то, наряду с постоянным наращиванием объемов химизации почвы, придется в первую очередь целиком переориентировать нижнее и, частично, среднее течение рек Иртыш, Волга, Урал, Амударья, Сырдарья и Обь на северный Казахстан и примыкающие к нему районы. Следовательно, придется со временем полностью изменить русла и течение вышеназванных рек. Эти и смежные мероприятия приведут к постоянному росту себестоимости сельхозпроизводства, что усложнит общесоюзную финансово-ценовую политику».

Нет, комиссия не отвергла в принципе идею освоения новых сельхозземель, в том числе целинных. Для чего, однако, требовались принципиально новые агробиологические и технические методы, в том числе развитие селекционной работы, учитывающей как специфику природно-климатических условий конкретных регионов, так и особенности воздействия химических удобрений на те или иные виды сельхозрастений в конкретных регионах СССР.

Но решение о «неудовлетворительной» работе комиссии было «закрытым» и не публиковалось в печати.

Идею же быстро распахать целинно-залежные земли Н.С.Хрущев и его единомышленники-ученые выдвинули еще на пленуме ЦК КПСС в июне 1953 года, но получили отпор со стороны как партийного руководства, так и многих ученых-аграрников, прежде всего Т.Д.Лысенко. Однако к весне 1954-го Хрущев и «хрущевцы», что называется, взяли реванш…

Вопреки доводам комиссии, целинные земли были распаханы в кратчайшие сроки под исключительно зерновые культуры. Посевы технических и кормовых злаков здесь были ликвидированы. За 1954-58 годы было вспахано 43 миллиона гектаров земель, из них в Заволжье, Западной Сибири и на Урале - 17, а в северных районах Казахстана - 26 миллионов. Зато к 1959 году посевные площади под зерновыми и техническими культурами в российском Нечерноземье, в Центрально-Черноземном регионе РСФСР и на Среднем Поволжье были, в целом, сокращены примерно вдвое по сравнению с 1953-м, в том числе посевы традиционного там льна - почти втрое…

Как и прогнозировала комиссии, в первые пять лет на целине и, значит, в стране существенно рос сбор пшеницы. Но увеличивалась не урожайность, а площадь посевов: доля целинных земель в посевных площадях пшеницы в СССР к 1958-му составила 65 процентов, а доля этих земель в валовом сборе пшеницы в стране почти достигла 70 процентов. Если среднегодовой валовой сбор пшеницы в 1950-53 годах был равен 62 миллионам тонн, то в 1955-58 годах - 71 миллион. Но за шесть лет после 1953-го потребление сельским хозяйством химических удобрений, по официальным данным, возросло более чем вдвое: целинные земли требовали растущего количества «инъекций», впоследствии заражающих и почвы, и зерно, и водоемы, и животноводство.

Естественно, увеличивались и капиталовложения в сельское хозяйство.

Именно с «целинного пятилетия» сельское хозяйство стало главным потребителем денежных средств, но чем больше был их объем, тем быстрее снижалась их эффективность.

Игнорирование специфики целинных земель, о которой предупреждала комиссия, привело к наступлению ветровой и химической эрозии почв, частым пыльным тайфунам. Только в 1956- 58 годы с целины было «сдуто» 10 миллионов гектаров пашни, проще говоря, территория Венгрии или Португалии. Сравнение данных о валовом сборе зерновых и технических культур – в миллионах тонн - 1958 и 1963 гг. ужасают: пшеница – 76,6 и 49,7; рожь – 16 и 12; овес – 13,4 и 4; сахарная свекла – 54,4 и 44; лен – 0,44 и 0,37; картофель – 86,5 и 71,6 (Справочник «Мировая экономика», М., 1965).

Вот что говорил мне член-корреспондент РАН, директор Института степи Уральского отделения РАН Александр Чибилев:

- После смены руководства страны весной 1953 года травопольная система земледелия была сперва раскритикована, а затем даже запрещена. Более того, власти предписали впредь не ухаживать за лесозащитными полосами, созданными в 1948-53 годах и позволившими предотвратить во многих регионах опустынивание, засоление почв, снижение их естественного плодородия. Страна начала невиданную в истории цивилизации скоропалительную распашку целинных степей и лесостепных земель. Такая аграрная политика стала роковой…

Другой мой собеседник, академик РАН и РАСХН Сергей Бобышев, оказался категоричным:

- Целина была третьим сильным ударом, добивающим русскую деревню после жертв коллективизации и войны. Резкий отток трудоспособного, квалифицированного и молодого населения из русской деревни и принудительное перераспределение материально-технических ресурсов в пользу новых сельхозрегионов, которым предписали любой ценой стать «рекордсменами» по урожайности пшеницы, привели к деградации сельского хозяйства в центральной и северной части России.

Митинг по случаю 25-летия начала освоения целинных земель

Итак, продовольственное изобилие не состоялось. Зато на целинных землях большинство учрежденных совхозов и колхозов носили имена Никиты Сергеевича. Так что имя «основоположника» целины было увековечено. До его отставки в октябре 1964-го…

e-max.it, posizionamento sui motori

 

Админша Наталья

Село моё, Цветочное

  • Село моё, Цветочное +

    Деревень и поселков с этим красивым названием в России немало, но мои воспоминания связаны  с селом "Цветочное" Русско-Полянского района Омской Читать далее...
  • Куда уходит детство? +

    На фото: мы с Димой Пешковым  Почему с каждым годом всё чаще и чаще начинает вспоминаться детство? Может быть, потому Читать далее...
  • О моих родителях +

    Инесса и Владимир Дарагановы. 1952г.    Они оба родились в 1928 году. Правда, она была старше его на целых пять месяцев, Читать далее...
  • Наши Цветочинские адреса +

    На территории Цветочного я насчитала 5 адресов, по которым наша семья проживала в то или иное время. Самый первый "настоящий" Читать далее...
  • Здравствуй, школа! - 1960г. +

    Цветочинская восьмилетняя школа, 1960-ый год. Вторая с краю девочка в красной фетровой шапочке - это я. На заднем плане - на крыльце Читать далее...
  • Как мы ездили в Москву летом 1961г. +

    Лето 1961 года было не просто необыкновенным, оно было сказочным, и, как я стала это понимать уже будучи взрослой, подспудно Читать далее...
  • Настойка алоевая от семи недуг +

    Сколько себя помню, на всех наших подоконниках всегда стояли кусты алое, или, как это растение называли в деревне, "алоя". Когда Читать далее...
  • Вези меня, ледянка, в детство +

    Вези меня, ледянка, в детство, Где мне совсем не больно падать, Где «Чур» от всех напастей средство, Где каждая снежинка Читать далее...
  • Миражи +

    Забираться на чердак нам с сестрой было строжайше запрещено. Причин для запрета было две.  Первая - техническая: необходимо было сохранять герметичность Читать далее...
  • Воспоминания Б.И. Бокова, первого директора совхоза "Цветочный" +

    На фото: Слева - Боков Борис Иванович, справа - мой отец  Дараганов В.Е. Год назад Оринина Лидия Кирилловна передала нам воспоминания Бокова Читать далее...
  • Целина: Документы +

    Справка Омского обкома ВЛКСМ в ЦК ВЛКСМ об отправке механизаторов на освоение новых земель30 марта 1954 г. Прибыло в Омскую Читать далее...
  • Виктор Ламм. Жатва 1956г. +

            - Мы решили ни много, ни мало – Удивить урожаем страну. И как будто герои романа, Едем мы поднимать Читать далее...
  • Приподнятая целина +

    Фото: Первоцелинники совхоза "Цветочный" Русско-Полянского района Омской области В феврале 1954-го, пленум ЦК КПСС принял решение о подъеме целинных и Читать далее...
  • 1

Старый дом

Сколько раз мне мечталось
В долгой жизни своей
Постоять, как бывало,
Возле этих дверей.
В эти стены вглядеться,
В этот тополь сухой,
Отыскать свое детство
За чердачной стрехой.
Но стою и не верю
Многолетней мечте:
Просто двери как двери.
Неужели же те?
Просто чьё-то жилище,
Старый розовый дом.
Больше, лучше и чище
То, что знаю о нём.
Вот ведь что оказалось:
На родной стороне
Ничего не осталось, -
Всё со мной и во мне.
Зря стою я у окон
В тихой улочке той:
Дом - покинутый кокон
Дом - навеки пустой.

В. Тушнова