Когда фотографируетесь, надо говорить

«Мой друг Борух Фарбер, фотограф, говорил: — Девушки, когда фотографируетесь, надо говорить «сыр», а не «утюг»!» ―Фаина Георгиевна Раневская

Цитата "от Раневской" побудила меня рассказать здесь одну  собственную историю, которая могла бы послужить забавной иллюстрацией к  шутливому напутствию фотографа. История произошла в начале 2000-х и была связана с моей поездкой на стажировку в США.

Чтобы её выиграть, надо было пройти несколько этапов конкурса, а потом дождаться решения отборочной комиссии.

Как-то так получилось, что ожидание итогов по времени превзошло саму конкурсную эпопею, и от ничегонеделания я расслабилась и получила жуткий бронхит со всеми вытекающими. В самый пик его разгула мне вдруг позвонили из посольства, поздравили с победой и попросили в течение парочки дней прислать документы на оформление визы, в число которых входили и фотографии. Пришлось с температурой и отёчным лицом идти к фотографу. Увидев себя на фото, я приняла решение не позориться и отказаться от поездки.

Американская виза в паспорте

Но моя старушка-соседка глубокомысленно заметила, что поскольку в Штатах я собираюсь не замуж выходить, а работать, то фото на визе может быть каким угодно, воду с него не пить. Её веселенькая мысль пришлась мне по душе и , не расписывая более подробно этот этап, скажу, что документы были отправлены мною вовремя и теперь лишь предстояло дождаться письма с информацией о предстоящей стажировке.

Сразу скажу, что ожидание это стало в какой-то момент даже немного тревожным, поскольку подобные письма остальными участниками программы были давно получены. Они не только узнали имена и фамилии тех, у кого будут проживать в предстоящий период, но даже вступили с ними в дружескую переписку. Конечно, я не была оставлена на произвол судьбы, - мне стал звонить мой будущий менеджер по имени Райан. Стараясь подсластить ту горькую пилюлю, что принимающей семьи для меня до сих пор не нашлось, он звонил почти каждый день, давая тем самым возможность хотя бы попрактиковаться в разговорном английском. В конце концов, буквально накануне моего вылета, долгожданное письмо было получено, и из него я узнала, что мою будущую хозяйку зовут Виктория, что живёт она в Такоме вместе с пятилетней дочкой Марайей и мамой-пенсионеркой Сэнди. Знакомиться с ними по почте времени у меня уже не было, зато теперь я хотя бы была спокойна за своё ближайшее будущее, а мой муж знал адрес моего проживания и электронной почты, а также номер домашнего телефона.

И вот мы уже в аэропорту Такомы. Нас десять человек; чтобы не потеряться, все ориентируются на мою красную курточку, сама же я иду впереди группы. Почему-то я сразу догадалась, что молодой человек, внимательно оглядывающий прибывших пассажиров, - это Райан, и повела группу к нему. Началось знакомство, в конце которого Райан, видимо, не сумевший нас пересчитать,  как-то очень осторожно стал выяснять, почему не прилетела Мельниченко. Миша из Челябинска картинно выкинул руку в мою сторону и пафосно произнес: "А вот это кто, по-вашему?". Мне показалось, что у Райана даже щечки от смущения порозовели. Ну, не узнал, бывает...

Прибыли мы после полуночи, перед этим жутко устали в длительном перелете , поэтому засыпать начали уже в автобусе. На другой день после завтрака и небольшой экскурсии по историческому центру города мы вернулись в гостиницу, где нас уже ждали наши хосты (Host (англ.) - хозяин).  Разобрали всех, кроме меня. Я видела, что Райан отвел в сторонку одного товарища из "принимающей стороны" и о чем-то просительно с ним разговаривает. После этого он подошел ко мне и сообщил, что два дня мне придётся пожить на подселении, а потом меня заберет к себе Виктория.

Сильно я не расстроилась, потому что подошедший знакомиться временный мой хозяин по имени Гэри поспешил обрадовать известием, что завтра у нас несколько "пати" (a party - вечеринка) с его друзьями, в том числе с инженерами фирмы "Боинг", а вот послезавтра с утра мы отправимся в Олимпийский национальный парк , где проходили съёмки многих фильмов, в частности, сериала "Твин Пикс". Забегая вперед, хочу сказать, что и парочка  "пати" (междусобойчик по-нашему), и поездка в парк заслуживают отдельного повествования. Для сегодняшнего же рассказа более интересно описание возвращения из парка, точнее, его заключительного аккорда. Но для этого надо чуть-чуть прояснить правила проживания стажеров в американской семье.

Итак, если коротко, то наши отношения с хостами заключались в следующем: нам должны были предоставить отдельную спальню, возможность пользоваться всеми бытовыми приборами, а также право питаться в доме хозяев полностью за их счет. Требовать чего-либо сверхъестественного, разумеется, нам не рекомендовалось, хотя пожелания можно было высказать. Хозяин мог по доброте душевной организовать, например, поход в ресторан, или культурную программу. При этом он обязательно должен был пояснить, что его предложение повеселиться будет оплачиваться из его кошелька. По рассказам моих коллег, немногие хозяева проявляли щедрость бОльшую, чем была оговорена в соглашении с принимающим нас Фондом. В любом случае, все мы остались благодарны нашим хозяевам за радушный приём в течение всего месяца.

Возвращаясь к Гэри, хочу отметить, что принимая меня на два дня в качестве довеска к своему официальному гостю, он тем самым подписался кормить эти два дня и меня. Весь первый вечер мы с ним готовили на кухне свою долю складчины на два  завтрашних междусобойчика. Это у американцев так принято: идёшь на "пати" и тащишь с собой еду. Её ставишь на общий стол, но, когда  уходишь, то уносишь с собой то, что принёс, если, конечно, принесенное не было съедено до твоего прощального  аривидерчи. Например, после первой тусовки мы с Гэри двинулись на другую, прихватив с собой остатки шоколадного тортика, что готовили накануне вечером. Этим тортиком Гэри и угощал потом участников второго междусобойчика. Для нас, русских, это, конечно, жутко занимательно, но ... короче, с таким вот уставом я познакомилась в заграничном монастыре.

Когда мы поехали в Олимпийский парк, то по дороге туда остановились в придорожном кафе выпить по чашечке кофе, а затем практически до вечера любовались пейзажами на голодный желудок. Когда я попросила Гэри остановиться, наконец, у какого-нибудь пищеблока, то он, моментально сориентировавшись, сообщил, что мы не будем тратить время на ресторанчик, а просто заскочим в магазин, купим форель и приготовим неплохой ужин. Так мы и сделали. Потом и было то интересное, о чём я обещала рассказать. Так вот, когда мы с форелью подъезжали к дому, напряженно молчавший всю оставшуюся дорогу Гэри вдруг начал кому-то звонить, и по разговору я поняла, что его собеседницей была моя Виктория. Он убедил её забрать меня не завтра утром, как было предварительно договорено, а сегодня вечером. Тут же он заказал такси, и когда мы подъехали к его дому в Киркленде, то мне только оставалось зайти в дом за своими вещами и тут же пожаловать с ними на выход, т.е. переехать в новое жилище, а оно, кстати сказать, находилось не на соседней улице, а в другом городе! Таким образом, вожделенная форелька для меня скоропостижно обломалась, - да и бог с ней, зато за два прошедших дня я получила кучу знаний и эмоций. Даже сейчас, когда вспоминаю о тех днях, мысленно благодарю за них пусть немножечко и расчетливого, но все-таки очень милого Гэри.

Въезд в Олимпийский национальный парк, штат Вашингтон

Въезд в Олимпийский национальный парк, штат Вашингтон

К дому Виктории в Такоме мы подъехали, когда уже начало смеркаться. Все фонари на придомовой территории были зажжены, а перед такси выстроилась большая компания: две женщины, один мужчина, четверо детей, - то есть семь человек, и все "блэк", или афроамериканцы. Восьмой была белая молодая девушка, то есть если судить по внешности, то она вроде бы не была родственницей моим хостам, но стояла она обнявшись, как я поняла, с Викторией.

Вся компания молча и даже с каким-то напряжением рассматривала гостью, ответив односложно на её приветствие. Тогда я улыбнулась и произнесла первое, что пришло в голову: "My name's Natasha and I came from Russia".  Мне в ответ улыбнулась девушка, громко воскликнув: "She's nice!". И тут все не только тоже заулыбались, но и бросились меня обнимать, уверяя между поцелуями, что я и найс, и бьютифул (то бишь милая и красивая), и засыпая меня вопросами.



Фото сделано примерно через неделю после моего приезда. В центре - Виктория с другом Перкинсом за спиной; слева Сэнди, мать Виктории; справа - я с Марайей.

Я замечательно прожила в семье Виктории целый месяц. Когда-нибудь я расскажу об этом более подробно, включая то, как мы расставались, рыдая, и как дети выискивали тысячи возможностей не отпускать меня из Америки. На фоне этого мне как-то неудобно было выяснять причину того, что моё заселение в семью произошло почти насильственным методом. Однако тайна нечаянно всё-таки выплыла наружу, причем в самые последние минуты моего пребывания на американской земле: обнимая меня на прощание, Райан наговорил кучу добрых слов и пожеланий, а потом потихоньку дал дружеский совет:
- Наташа, я Вам рекомендую на будущее: постарайтесь на фотографиях выглядеть ничем не хуже, чем Вы есть на самом деле!

Сначала я удивилась такому совету, а потом до меня дошло:
- И тогда у меня не будет вопросов с расселением?  - и мы оба  рассмеялись.

 

 

e-max.it, posizionamento sui motori

 

 

Админша Наталья

Люблю талантливых людей...
Они - как луч среди развалин.
И непохожестью своей
Всегда восторг мой вызывали.

Люблю талантливых людей,
Кто может жить без разрешенья
И пережитков, и властей,
Чтоб стать потом для них
Мишенью.

И чем заметнее мишень,
Тем легче на нее наехать.
Ты все-таки жилет надень
Из сплава мужества и смеха.

Люблю талантливых людей...
В наш век их очень не хватает.
А без таланта нет идей.
Нигде - ни в Сочи,ни в Китае.

 

А.Дементьев

Яндекс.Погода

Мнение

Хорошая фотография — это «побочный эффект» интересного образа жизни.

Фотографии Елены Шумиловой

Елена Шумилова. Альбом "Календарь"