•  

     

     

     

    КРЫМ
  • 1

Граф А. Голенищев-Кутузов

Крымский альбом

На берегу

Беглец житейских бед и зол,
К тебе, о море, я пришел
На склоне дней, старик усталый,
И полюбил мой тусклый взор
Твое сиянье, твой простор,
И берега твои и скалы…
Стою, охвачен весь тобой,
Стихает в сердце жизни горе;
Его ты победило, море,
Своей безбрежной красотой!
На долго ли?… К чему сомненье!
Меня живит твой блеск, твой шум;
В душе я чую пробужденье
Далеких грез, давнишних дум.
Они бегут ко мне, как волны,
С приветом вольным и родным,
А я, счастливый и безмолвный,
Сквозь слез, внимаю жадно им.

Ночь

Это звездное небо в сиянье ночном,
Это синее море под лунным лучом,
Этот дремлющий берег и мерный прибой
Замирающих волн – как могуч их покой!
Как победно он льется в усталую грудь,
Как в его волшебстве хорошо отдохнуть,
Позабыть истомившую сердце печаль,
Унестись безвозвратно в безбрежную даль,
Где печаль над крылатой мечтой не властна,
Где лишь море, да небо, да ночь, да луна!

Там и здесь

Корить Ривьерой не дерзай
Наш берег Крыма благодатный,
Прогресса вымысел развратный,
С твореньем Божьим не ровняй!
Там европейский пошлый глянец
В курзалах, виллах и садах;
А здесь на девственных горах
Востока знойного румянец.
Там паровоза свист и гром,
Рулетки стук, бряцанье злата;
А здесь природа мирным сном
И чистой негою объята.
О, предпочту ль красе простой
Приманки лжи и лицемерья -
Нарядной дамы. шлейф и перья -
Чадре татарки молодой.

В преддверии

Мне берег этот мил и дикой красотой
Кругом столпившихся утесов, и узором
Пестреющих холмов, и неба синевой,
И моря южного целительным простором;
Но всех его красот дороже для меня
Душе лишь внятное, незримое для ока
И в сумраке ночей, и в теплом свете дня
Дыхание востока…
Внимаю ль, как журчат таинственно ручьи
Под влажной зеленью в ущельях меж скалами,
Скрипучую ль арбу встречаю по пути,
В горах влачимую ленивыми волами,
И песнь унылую татарин в ней поет;
А там, где стелется по склону виноградник,
За стенкой на коне, как призрак, промелькнет
В чалме угрюмый всадник.
Иль в чуткой тишине, когда угаснет день,
И кипарисная в саду моем аллея
Кидает черную, задумчивую тень,
Под взором месяца, в молчанье цепенея;
И тихая волна, лепеча в полусне,
Ласкает край скалы, к воде склоненной низко,
Все шепчет, говорит и напевает
Восток! он близко, близко!
И жадно с берега в таинственный простор
Подолгу я смотрю, – и там, вдали туманной,
Красою знойною мой опаляя взор,
Рисуется в мечтах мне край обетованный;
Встает усопший мир и светит вновь очам
И просится душа на древний клич Пророка,
Туда, к развалинам, пустыням и гробам
Священного Востока!

Прощание

Отчалил пароход… Приветный мирный край,
Где дни я проводил в тиши уединенья,
Где снова я познал тревогу вдохновенья,
Отраду тихих дум и сладких грез – прощай!
Уж властные кругом кипят и брызжут волны
И в беге радостном влекут меня с собой
Куда-то прочь, – а я на палубе, безмолвный,
Стою, – и грудь моя сжимается тоской.
Увижу ль вас опять, суровые вершины
Над морем спящих гор и хмурые леса,
Кудрявые сады и влажные долины
И ясные, как взор младенца, небеса?
Вернусь ли вновь сюда, под это солнце юга,
К подножью этих скал, к прибрежью этих вод,
Иль там, на севере далеком, жизни вьюга
Меня в своих снегах и вихрях погребет?
К чему загадывать? – Не побежит обратно
Гонимая во тьму грядущего волна;
Миг счастия, сверкнув, проходит безвозвратно,
Закинув в памяти лишь смутный образ сна.
Нет в жизни отдыха… Бесстрастно, недвижимо
Крутые берега над волнами стоят;
А я, покинув их, плыву все мимо, мимо,
К ним молча устремив признательный мой взгляд

Ай-Петри

Дорогой, вьющейся по рубежу стремнин,
Коляску кони мчат привычной, ровной рысью;
Далеко в небесах угрюмый исполин, -
Ай-Петри, – манит взор заоблачною высью.
По сторонам пути на лозах виноград
В приветной зелени кустов кудрявых зреет,
А под горой внизу… там взору нет преград!
Оттуда тихою прохладой с моря веет…
И странный грезится мне сон под стук колес:
Ай-Петри выше все растет перед очами
И чудится – вот, вот, очнется вдруг утес
И, как орел, взмахнет могучими крылами,
Чтоб к солнцу улететь… но, пленник вековой,
Не властен за мечтой умчаться в мир надзвездный,
Сорвавшись, кинется в объятья темной бездны,
В то море синее, что дремлет под горой.

Исар

Меж двух гор, под их навесом,
Как скала, угрюм и стар,
Грозно высится над лесом
Богатырь седой – Исар.
Весь в развалинах, увитый.
Словно лаврами, плющом,
Старец, смертью позабытый,
С гордо поднятым челом.
Он стоит, в немую думу
Погружен, один, в лесу -
И с отрадой внемлет шуму
Струй и брызгов Учан-Су.
В старину бойцы любили
После битвы, в часы пиров.
Слушать повести и были,
Песни вещие певцов.
Лишь раздастся струн бряцанье. -
Уж сдвигаются тесней
Вкруг певца в немом вниманье
Славный сонм богатырей.
И при звуках песнопенья
Брони тяжкие дрожат,
И слезами умиленья
Очи грозные блестят.
Но пиры те миновали,
Спят в сырой земле бойцы,
Отошли и замолчали
Позабытые певцы.
Жизнь иная мир объемлет;
Лишь Исар один в лесу
В полусне с отрадой внемлет
Старым бредням Учан-Су.
И с высот алмазной пылью.
Низвергаясь, водопад
Незнакомой людям былью
Старика баюкать рад.
 

Интерактивная карта погоды в мире

!!! Чтобы найти нужное вам место, просто передвигайте карту в окошке с помощью зажатой левой кнопкой мышки.