•  

     

     

     

    КРЫМ
  • 1


К северу от Ай-Тодора  
    
Мыс Ай-Тодор – это южная оконечность Крымского полуострова. Поэтому, строго говоря, севернее Ай-Тодора лежит весь Крым. Но в этой главе мы ограничимся участкам Южного берега Крыма непосредственно прилегающим к мысу – от Ялты до Симеиза. Ай-Тодор находится примерно посередине этого участка. На оконечности мыса с незапамятных времен стоит маяк, знакомый всем мореходам, идущим в Крым или из Крыма.

В первом веке нашей эры на Ай-Тодоре появилась крепость Харакс. В те времена южный берег находился под контролем Римской империи и в крепости стоял римский гарнизон. Развалины Харакса можно было видеть еще в 80-е годы 20-го века, когда мы отдыхали на Ай-Тодоре. Название «Харакс» унаследовало имение Великого князя Александра Михайловича, внука Николая I, который был женат на сестре Николая II, дочери Александра III. В среде Романовых Александра Михайловича называли Сандро.

Сандро был человек деятельный. В своем Крымском Хараксе он построил удобный, не слишком роскошный дворец, гостевой флигель, служебное помещение и, главное, разбил великолепный парк к западу от мыса. Там на довольно крутом склоне от верхней дороги до моря были высажены умело подобранные деревья, которые спустя столетие образовали замечательный зеленый массив. Именно из Харакса Александр Михайлович с семейством в 1918 году эмигрировал, после чего благополучно прожил в Париже почти до начала второй мировой войны.

В «Хараксе» в советское время был организован санаторий «Днепр», принадлежащий Управлению делами Совета министров Украинской ССР. На днях мы видели в интернете рекламу санатория «Днепр». Он предлагал всем желающим отдых и лечение в сезон за 280 гривен в день, а вне сезона - за 180. Ограда санатория «Днепр» тянется вдоль нижнего шоссе, соединяющего Ялту с Симеизом. По другую сторону от этого шоссе расположен поселок персонала санаториев «Днепр», «Жемчужина» и некоторых других прилегающих здравниц. В этом-то поселке мы и поселились во время отпуска.

Свою однокомнатную квартиру нам сдала врач одного из санаториев, которая уезжала в отпуск в Ленинград. Она была знакомой одного из моих сослуживцев, по его рекомендации мы квартиру и сняли. Это был неплохой вариант проживания в частном секторе. Во-первых, без хозяев. Во-вторых, квартира была с удобствами - с душем, туалетом и кухней, где имелся полный набор посуды. Так что мы не ходили в общепит, а готовили сами. В соседний овощной магазин завезли «синенькие» (так на юге называют баклажаны) - очень хорошие и по смешной государственной цене. В те времена государственная и рыночная цена отличались по крайней мере раз в десять. Так что магазинная цена на некоторые продукты была чисто номинальной. И вот мы купили много-много этих «синеньких» и каждый день жарили их кружочками с луком. Это было очень вкусно. Я до сих пор люблю жаренные таким образом баклажаны.

Купаться мы ходили на пляж санатория «Днепр». Сначала казалось, что это трудная задача. Поселок и санаторий были разделены дорогой, так что никакого специального служебного входа на территорию не было и входить надо было через центральный вход, где строгий охранник никого не пускал. Но нас научили соседи по лестничной площадке (которым, уезжая, мы должны были оставить ключ). Они сказали, что надо подойти к любому охраннику, сказать, что мы живем в поселке и дать ему пять рублей. После чего все охранники (а не только этот) будут вас беспрепятственно пускать, ничего не спрашивая. Действительно, так и всё и оказалось. Весь срок мы свободно ходили, здороваясь с охранниками на входе. Мы спускались вниз на пляж, где был очень хороший берег.

Иногда отдыхали в парке. У нас там было любимое место под большим и развесистым ливанским кедром, откуда открывался великолепный вид на море. Бесконечно можно было смотреть как загорается и гаснет маяк. Иногда мы брали с собой перекус и, накупавшись, отдыхали под кедром, даже дремали. После этого снова шли на пляж, а вечером возвращались в свою квартиру или отправлялись в Мисхор или Алупку. Однако чаще, искупавшись утром, мы отправлялись в дальнюю прогулку. Например, можно было от поселка подняться по крутой тропинке среди кустарников метров на 50 вверх и выйти на хорошую горизонтальную тропу шириной метра два - ровную, утрамбованную и без особых уклонов. Если пойти по ней налево, то через полкилометра можно прийти к санаторию Льва Толстого. Это - бывшее имение графини Паниной «Гаспра», где однажды у нее в гостях проводил лето Лев Толстой. Здание выглядит, как иллюстрация из романов Вальтера Скотта. Серое замковое сооружение типа башни.

Если же по этой тропе пойти направо, то через семь-восемь километров можно было дойти до Ливадии. На тропе имелась разметка расстояний, чтобы можно было устраивать контролируемый теренкур, и указатели ответвлений, где можно спуститься вниз или подняться вверх. Это очень удобная тропа для прогулок. В туристических брошюрках и на указателях она фигурировала под названием «Солнечная тропа». Но это название она получила недавно, а до революции она называлась «Царская тропа». И она была гораздо длиннее. Начиналась тропа действительно в Гаспре, но доходила не до Ливадии (как в наше время), а огибала Ялту, проходила мимо Массандры, мимо Никитского ботанического сада и оканчивалась в Ай-Данили. А называлась она Царской, потому что связывала большинство имений Романовых, расположенных на южном берегу Крыма и служила для верховых и пеших прогулок царской семьи. Простым людям пользоваться этой тропой не разрешалось. Об этом восточном продолжении Царской (Солнечной) тропы справочники умалчивали. Я узнал о нем в 1950 году, когда жил в Никитском саду и Наташа Рябова показала мне остатки этой тропы в Никитском саду и Ай-Данили. В некоторых мемуарах я встречал описания этой тропы. В частности, я читал, что по ней любил ездить Николай II. Его резиденция находилась в Ливадии, а резиденцией Александра III была Массандра. Принято было считать, что Царская тропа все время идет на одном уровне. Это не совсем так. Высота её над уровнем моря меняется, но меняется очень медленно и почти незаметно.

Следуя по Солнечной тропе в сторону Ливадии, с одного из поворотов можно было увидеть на берегу моря крыши и кусок пляжа госдачи «Нижняя Ореанда». Это было любимое место пребывания Леонида Ильича Брежнева. Вообще-то, это была первая царская резиденция в Крыму, которой обзавелся еще Александр I. Подойти ближе к Нижней Ореанде возможности никакой не представлялось, потому что берег в этом месте обрывается вниз крутыми утесами, а единственная асфальтированная дорога, которая вела к Нижней Ореанде, была перекрыта задолго до территории дачи. А вот в Ливадии можно было спуститься вниз к самому морю по довольно крутым лестницам и искупаться. Но пляж там был не очень хороший.

Из Ливадии можно было отправиться в Ялту. Либо доехать на автобусе, это каких-нибудь десять минут, либо пройти пешком. Иногда мы так и делали, чтобы в городе приобщиться к цивилизации. В Ялте мы посетили, например, так называемую Поляну Сказок, где на довольно большом пространстве расположены разные сказочные сооружения вроде избушки на курьих ножках и тому подобное. Посетили мы также и дом-музей Чехова, в котором уже давно не бывали. В сам дом, впрочем, уже практически не пускали – можно было лишь посмотреть на комнаты через бархатный шнур - а все экспонаты находились в новом специально построенном здании музея. По сравнению с первым моим посещением этого места в 1949 году, данное посещение особого впечатления не произвело.

Если мы не шли по Царской тропе в Ливадию, то отправлялись в Мисхор, что находился от нас километрах в четырёх. Дорога была не очень приятная, поскольку всё время шла по шоссе. Мы шли мимо дворцов Большой и Малый Дюльбер, Чаир. Это – бывшие резиденции разных великих князей, а в наше время были закрытые госдачи. В Мисхоре можно было погулять по набережной, зайти в чебуречную, посмотреть ещё раз на знаменитую скульптуру «Русалка», которая стоит в нескольких метрах от берега прямо в море. Обнаружили мы в Мисхоре дачу, принадлежавшую Курчатову, подаренную ему советским правительством в личное владение. Сравнительно небольшой, по нынешним масштабам, скромный домик с садиком. Было видно, что дача необитаема. Нам сказали, что - да, владеют ею наследники Курчатова, которые иногда приезжают сюда, а остальное время дача на замке.

В Мисхор можно было попасть и другим путем, более длинным. Для этого следовало подняться на Царскую тропу, пройти до Гаспры и идти по Гаспре на запад до Кореиза. А там по узеньким улочкам спуститься в Мисхор. Эти три поселения - Мисхор, Кореиз и Гаспра - образовали сейчас по сути единое целое, так что не знающий человек и не определит, находится он всё еще в Кореизе или он уже в Мисхоре. А когда-то это были совершенно разные деревушки, которые отстояли друг от друга на заметном расстоянии.

А ещё можно было сесть на автобус около «Днепра» и поехать в Алупку. Пешком туда ходить не было резона, потому что от Мисхора до Алупки дорога не очень интересная. В Алупке есть прекрасный парк. К этому времени госдача во дворце была уже ликвидирована, так что был открыт для посещений и дворец-музей графа Воронцова. Один из экскурсоводов в этом дворце мне понравился. Вообще-то экскурсоводов я не очень люблю, ибо по большей части они рассказывают заученными стандартными фразами. А тут нам попался экскурсовод, которого я слушал с удовольствием.

Неожиданным открытием было наличие в этом дворце одного малозаметного помещения. Неприметный вход в него был прямо из парка. Он вёл в портретную галерею, которую экскурсии не посещают. Когда мы зашли, то были там единственными посетителями. Поэтому хранительница, которая стояла у входа (бесплатного, кстати), с удовольствием провела с нами экскурсию, рассказывая о лицах, изображенных на портретах. Это были разные представители семейства Воронцовых. Центральное место, естественно, занимали портреты владельца и строителя этой резиденции - того самого графа Воронцова, который, по-Пушкину, был «полумилорд, полуневежда». Смотрительница рассказывала о нем с восторгом, называя его не иначе, как «наш-то Михайло Семеныч». Действительно, из её рассказов можно было понять, что это был выдающийся человек, который в свое время был комендантом оккупированного Парижа. Именно его дивизия обеспечивала порядок, когда туда вошли наши войска. После войны, вернувшись в Россию, он по сути дела возродил, а я бы сказал - освоил Крым и Новороссию. Его резиденция находилась в Одессе. Он был царским наместником, который во многом способствовал развитию юга России. И можно себе представить, как ему было обидно, когда некий заезжий столичный поэтишко по фамилии Пушкин пытался (а может быть и не только пытался) ухлёстывать за его графской женой.

Как-то мы совершили теплоходную прогулку из Мисхора до Симеиза. В Симеизе доплыли до скалы Дива. Поднялись на скалы горы Кошка. Это было комичное, наверное, зрелище, потому что мы карабкались по скалам, а Рита была с зонтиком. Она везде и всегда ходила с зонтиком, защищаясь от солнца, что, конечно, было правильно. Забрались мы на Кошку, бросили оттуда взгляд на запад, посмотрели на знаменитый камень, который уже много веков стоит и, кажется, вот-вот обрушится вниз, но никак не обрушивается. И отправились назад к своему «Днепру». А за Симеизом - там уже начинается последний участок южного берега Крыма: от Симеиза до Фороса.

Интерактивная карта погоды в мире

!!! Чтобы найти нужное вам место, просто передвигайте карту в окошке с помощью зажатой левой кнопкой мышки.