•  

     

     

     

    КРЫМ
  • 1


Судак  

Мы возвращались из Крыма в Москву. Случайные попутчики по купе с восторгом рассказывали о том, что они отдыхали в Судаке и посещали чудесное местечко под названием Новый Свет. Мы взяли это на заметку и когда в следующий раз отправились в Крым, то решили отдыхать именно в Судаке и, по возможности, в Новом Свете. Для начала я поехал в Судак из Симферополя один на разведку. Поломка автобуса задержала нас на пару часов в Белогорске и я имел возможность побродить по этому городу.

Белогорск ранее назывался Карасу-Базар и во времена Ханства был вторым по значению и по размеру городом Крыма. Здесь находился главный невольничий рынок. Напрашивается вопрос: почему Карасу-Базар переименовали в Белогорск, а не в Черногорск? Действительно, речка Карасу (что значит «Чёрная вода») на вид черная. Однако, возвышающаяся над ней меловая гора ослепительно белая. Во все века там брали мел для побелки. Но главная ценность горы была не в меле, а во встречающихся выходах кремния. Кремень этот обладал особым качеством. Он давал ослепительный сноп искр и был очень хорош для ружей. Когда в ходу были кремневые ружья, хороший кремень значил очень много. Он так и назывался – «ружейный кремень». Это словосочетание было своеобразным предшественником последующего «оружейного плутония».

Наконец, наш автобус починили и он побежал вверх по долине речки Карасу. По одной из лощин мы преодолели перевал и оказались у села Таракташ. Таракташ – это «петушиный гребень». Такое название носит гора, которая возвышается над селом. Ее вершины - острые скалы - действительно напоминают петушиный гребень. От Таракташа начинается Судакская долина, склон которой ориентирован строго на юг, а не перпендикулярно береговой линии, то есть не на юго-восток. Это небольшое отличие дает судакским виноградникам весьма заметное преимущество. Здесь сахаристость винограда гораздо выше и вина гораздо качественнее. Именно здесь выращивается знаменитый эндемичный сорт «карахаким». Так он назывался раньше, а в Советское время он стал называться «Черный доктор».

Автобус прибыл на автовокзал города Судак, от которого можно проехать и в Алушту, и в Старый Крым. Это - важный транспортный узел данной части Крыма. От автовокзала начинается главная улица города, которая проходит мимо рынка через все городские кварталы и упирается в море. В Судаке я вскоре понял, что поселиться в Новом Свете практически нереально. Отсюда до Нового Света пять километров. И хотя туда ведет хорошая дорога, доехать не на чем, потому что въезд на эту дорогу перекрыт шлагбаумом и пропускают только машины по пропускам. Никакого общественного транспорта, естественно, нет. Мера, в общем-то, правильная, потому что Новый Свет очень мал и полчища туристов и отдыхающих его могут быстро вытоптать. Поэтому проникновение туда каким-то образом ограничивалось.

Без особого труда я снял комнату в центре Судака. На следующее утро сюда приехала Рита и мы начали осваивать этот регион Крыма.

Примерно через день мы ходили в Новый Свет. Это действительно фантастически красивое место, необычное даже для Крыма. Здесь сошлись, кажется, все достоинства Крыма. Новый Свет – это небольшой полуостров, невысокая гористая середина которого поросла древовидным можжевельником. В этом можжевеловом лесу густой настой терпентина создает особую атмосферу. Извилистая береговая линия полуострова образует множество бухточек, которые ориентированы в разные стороны. Бухточки все носят свои названия: Голубая, Зеленая, Сердоликовая, всех не помню. Считается, что при любой погоде хотя бы в одной из бухточек море спокойное.

Название Новому Свету дал его владелец, князь Лев Голицын. Потомок древнего боярского рода, он считал, что основная проблема русского народа заключается в его неправильном пьянстве. Он полагал, что если русскому народу вместо водки и самогона дать хорошее виноградное вино, то все национальные проблемы будут в одночасье решены.

Сказано – сделано. Голицын завел в Крыму обширные виноградники, а в Новом Свете построил завод шампанских вин. Этот завод действует и поныне и Новосветское шампанское считается лучшим советским шампанским. Основной момент в классической технологии производства шампанского – это трехлетнее вызревание при постоянной температуре исходного виноматериала, разлитого в бутылки. В известняках Новосветского полуострова было множество естественных пещер, которые Голицын соединил между собой тоннелями. В результате чего образовался обширный многокилометровый лабиринт, на стеллажах которого хранятся тысячи и тысячи бутылок шампанского, в которых происходит таинственный процесс превращения исходного кисленького виноградного сока в благородный напиток.

Наземная часть завода разместилась у подножья громадной скалы, украшающей собой весь пейзаж Нового Света. Эта скала выходит прямо в море и по выбитой в почти отвесной стене тропе можно обойти её кругом. Местами эта тропа сужается до ширины не более полуметра. Поскольку ограждения отсутствуют, то эти участки проходить бывает довольно страшно. Хотя, в общем-то, смертельной опасности нет, потому что высота над морем там составляет пять-десять метров. В крайнем случае упадешь в море.

Зато, пройдя по этой тропе, ты вознаграждаешься созерцанием огромного грота, который называется «грот Шаляпина». Это - пещера с очень широким входом. Внутри достаточно светло, а купол пещеры уходит вверх метров на пятнадцать. Местная легенда гласит, что когда Шаляпин гостил у Голицына, в этой пещере он любил пить шампанское и петь, и его голос очень хорошо резонировал в объеме этого грота. Это, конечно, миф.

Впрочем, с Новым Светом связано много разных мифов. Так, в одном из уголков Нового Света можно видеть как бы уходящую под землю лестницу. Которой должны были пользоваться великаны - судя по высоте ступеней (30-40 сантиметров). Брошюры называют ее «таврской лестницей». Дескать, первожители Крыма, тавры, были великанами, и здесь у них был подземный город, куда и вела лестница. Потом вход был завален глыбами камней и осталась только верхняя часть лестницы. Мы были на лекции о древностях Судака, которую читал руководитель судакской археологической экспедиции по фамилии Франжуло. И Франжуло торжественно заверил всех присутствовавших, что подобные образования, «таврская лестница» в частности, имеют вполне естественное происхождение. А связь её с таврами – это придумка Голицына. Он пояснил, что Голицын имел очень развитое воображение и сочинил множество легенд и о Новом Свете, и о Судаке, и о Крыме вообще. Причем, в эти легенды о сам свято верил.

В начале дороги, ведущей из Судака в Новый Свет, располагалась спортивная база любителей подводного плавания «Дельфин». Слово «дайвинг» тогда еще не употреблялось. С высоты дороги хорошо были видны аквалангисты, которые плавали вокруг скал, поднимались, опускались. Зрелище было очень интересное. А невдалеке от этого места, метрах в трехстах от берега, мы случайно наткнулись на сохранившийся фрагмент старого заброшенного кладбища. На некоторых памятниках при этом хорошо сохранились надписи, которые к нашему удивлению были выполнены на немецком языке и большей частью готическим шрифтом. Даты захоронений относились к концу 19-го, началу 20-го веков. Поскольку в путеводителях мы не нашли объяснения этому своему открытию, мы после лекции спросили о нем того же Франжуло. И он объяснил, что до Отечественной войны в этой части Судака была большая немецкая слобода. Это были немцы-колонисты - из тех немцев, которые в свое время были приглашены еще Екатериной II в 18-м веке. Часть из них осела в Поволжье, часть - в Сибири, а некоторая часть поселилась в Крыму. Но перед Отечественной войной всех немцев, как и греков, выселили из Крыма.

Греков в Крыму жило много еще в первые десятилетия советской власти. Они жили по всему побережью - начиная от Балаклавы и кончая Керчью. Но перед войной и они, и немцы, и некоторые другие национальности были выселены. Татар же и караимов выселили в 1944 году, уже после освобождения Крыма.

На краю Судака на берегу моря находится главная историческая достопримечательность города – Генуэзская крепость. В отличие от Гурзуфских и Алуштинских генуэзских развалин, Судакская крепость реставрирована очень хорошо. Даже слишком хорошо. Она практически отстроена заново: и стены, и башни, и подъемный мост, и всякие сооружения. Не знаю, как сейчас, а всю вторую половину 20-го века Судакскую крепость нещадно эксплуатировали кинематографисты. Здесь снималось множество исторических фильмов. Кстати, Судакская крепость и жизнь в средневековом Судаке, носившем тогда название Сурож, интересно описаны в романе Аркадия Крупнякова «Гусляры». Я подчеркиваю, что описаны они «интересно», поскольку за достоверность описания я не могу поручиться. Этот роман, по-видимому, не слишком известен читающей публике. Он был издан небольшим тиражом в Йошкар-Оле. Автор – марийский писатель. В Йошкар-Оле он был очень уважаемым человеком и большую часть времени жил в Крыму.Действие романа происходит наполовину в Крыму, наполовину - в марийских деревнях и в Москве.

С востока территорию Судака ограничивает мыс Алчак. Это сравнительно невысокая – метров пятьдесят - выдающаяся в море скала, на вершину которой ведет множество удобных тропинок. С тыльной стороны Алчака мы обнаружили в кустах вход в заброшенную каменоломню, пройдя по которой несколько метров можно было увидеть следы добычи известняка. Там мы подобрали красивый кусок полевого шпата, который до сих пор украшает нашу комнату.

Вид на Судак:

Вид на Судак

В городе, в местном турбюро мы приобрели путевки и совершили экскурсионную поездку на Кара-Даг. Экскурсия была теплоходно- пешеходной. Теплоход из Судака привез нас в поселок Крымское Приморье, лежащий у подножья Кара-Дага. В Крымском Приморье находится биологическая станция Академии наук. Одной из главных научных тем этой станции является изучение черноморских дельфинов. Есть у них также и демонстрационный бассейн, где посетителям показывают различные выступления дельфинов. После представления, мы с территории станции начали подъем на Кара-Даг.

Кара-Даг – это горный массив, нависший над морем. Потухший вулкан, чьё хорошо обозначенное жерло наклонено в сторону моря. Очень живописные виды открываются с Кара-Дага как в сторону Алушты, так и в сторону Феодосии. Здесь множество фигур выветривания, живописных скал, красивая растительность. Подъем для нетренированного человека достаточно трудный, для спортсмена же это просто прогулка. Поднявшись, мы прошли по верхней тропе Кара-Дага и спустились в Планерское (бывший Коктебель). Там нас поджидал наш теплоход. На обратном пути, проплывая мимо Кара-Дага, мы с интересом смотрели на те места, по которым только что прошли. Кара-Дагский массив был очень популярен у отдыхающих в Крыму. Настолько популярен, что возникла угроза полного разрушения его скал и потери его уникальной растительности. Мы были почти последними туристами, которым удалось посетить Кара-Даг. Со следующего года Кара-Даг закрыли. Не знаю, открыт ли он сейчас, но тогда он закрыт был очень серьезно. Были поставлены заборы на тех местах, откуда можно было пройти на Кара-Даг, выставлена охрана. Так что Кара-Даг стало возможным осмотреть только с моря.

Второй экскурсионный выезд из Судака мы совершили самостоятельно. На этот раз нашей целью был город Старый Крым. Старый Крым (по- татарски Эски-Карым, а еще ранее – Солхат) был первоначальной резиденцией крымских ханов до ее переноса в Бахчисарай. Для показа экскурсантам, в городе сохраняют остатки ханского дворца до-бахчисарайского периода. А вообще Старый Крым – это туберкулезный курорт. Данное место отличается исключительно благоприятным климатом. Зимы здесь довольно теплые и сухие. Лето здесь не слишком жаркое и тоже сухое. Здесь не бывает сильных ветров. Так что климатические условия исключительно благоприятны для лечения туберкулеза. В Старом Крыму есть несколько санаториев.

Вообще Старый Крым нам понравился настолько, что у меня возникло фантастическое желание, что вот, дескать, выйду в отставку, поменяем московскую квартиру на хороший дом в Старом Крыму и будем здесь жить, разводить баклажаны и перцы. Главной же целью нашей поездки в Старый Крым было посещение дома-музея Александра Грина, который прожил здесь последние годы своей жизни. Здесь он и умер. Впрочем, «дом-музей» - это сказано слишком громко. На самом деле это - небольшой домик размером около 20 квадратных метров, побеленный, стоящий в большом саду. Дорогу туда мы нашли довольно легко, но подойдя к дверям, были несколько обескуражены, увидев замок. Хотя табличка на дверях говорила, что музей должен быть открыт.

Мы уже собрались уходить, когда увидели спешащую к нам женщину, которая махала руками. Отдышавшись, она спросила: «Вы в музей?» - «Да» - «Сейчас я вам открою». Это была смотрительница. Она жила неподалеку и из ее окна просматривался вход в музей. Когда не было посетителей, она просто находилась дома. Осматривать в музее было особенно нечего. Там была кухня и комнатка с очень скромной обстановкой. Грины жили крайне бедно, поскольку у писателя не было практически никаких доходов. Этот домик и сад купили, продав золотые часики жены Грина - Нины Николаевны. После осмотра дома мы сели на лавочке в цветнике и смотрительница очень много нам рассказала о Грине такого, что тогда особенно не публиковалось.

Она, естественно, Грина не помнила и не могла помнить, потому что он умер в 1932 году, когда ее еще, наверное, и на свете не было. Но вдову Грина, Нину Николаевну, она уже помнила. У Нины Николаевны была достаточно сложная, трагическая судьба. Когда Грин умер, она вскоре вышла замуж за врача, который лечил Грина. На этом большом участке они построили дом. Врач был преуспевающий и дом был построен хороший. А в том домике, где умер Грин, со слов смотрительницы, был устроен курятник. Когда в 1941 году в Крым пришли немцы, они назначили этого врача бургомистром Старого Крыма и он с ними сотрудничал. Сама Нина Николаевна работала в газете, которая издавалась в Старом Крыму также под эгидой немецкой администрации. Поэтому когда наши освобождали Крым, то этот врач с Ниной Николаевной бежали вместе с немцами. Ему удалось убежать, а Нину Николаевну задержали где-то в Румынии, вернули и осудили. Десять лет она провела в лагерях. А когда вернулась, то посвятила себя увековечиванию памяти Александра Грина. Она добилась, чтобы этот домик сделали музеем, восстановила всю обстановку. Когда она умерла, то ее не разрешили хоронить на кладбище в той же ограде, где лежал Грин. Так что она похоронена в неизвестном нам месте.

А на могиле Грина, куда мы сходили после этого, была интересная деталь. Эту могилу почему-то посещали пионеры разных стран. И было положено на дереве, которое росло над могилой, повязывать пионерские галстуки. Причем галстуки были и красные, и синие, и зеленые. В разных странах пионеры носили галстуки разных цветов, и все они почему-то были повязаны на дереве над могилой Грина. Хотя, на мой взгляд, он никоим образом не был писателем пионерским, это был чистой воды романтик.

Осмотрев гриновские места, мы зашли в местный магазин, купили кое-какую провизию для перекуса и с приятным удивлением обнаружили, что там продается Новосветское шампанское. Дело в том, что Новосветское шампанское считалось тогда большой редкостью. И в Судаке, и в Симферополе, и вообще в Крыму, не говоря уже про другие местности, его купить было практически невозможно. А тут стоит себе Новосветское шампанское и никто его не берёт. Мы купили две бутылки, положили их в рюкзачок и отправились осматривать следующий туристский объект, лежащий неподалеку от Старого Крыма.

Это был старинный армянский монастырь Сурпхач. От Старого Крыма до него километров пять живописного пути. Сам монастырь был то ли недействующий, то ли полудействующий. Это были не развалины, было видно, что там кто-то обитает и ухаживает за кладбищем, но в тоже время никаких особо людей не наблюдалось. Осмотрев Сурпхач, мы узнали у повстречавшихся всё-таки обитателях, что тут можно перевалить через небольшую возвышенность и дойти до моря пешком. Так мы и сделали. Это было еще километров десять. Действительно, пройдя небольшой лесок и перевалив через холм, мы увидели открывшийся непрерывный спуск по живописной долине в сторону моря. Дорога привела нас к селу Щебетовка, ранее называвшемуся Отузы, центру виноградорского совхоза Коктебель. Щебетовка уже стоит на трассе, по которой ходит автобус из Феодосии в Судак. Ближайший Новый год мы встречали в Москве Новосветским шампанским.