•  

     

     

     

    КРЫМ
  • 1

Наблюдения, сделанные во время путешествия
по южным наместничествам русского государя в 1793-1794
Автор Петер Симон Паллас

Если бы я мог здесь ознакомить моих читателей с беспокойствами и горестями, омрачающими дни моей старости, то они, конечно, извинили бы запоздалость появления этого второго тома; из сказанного на странице 369  и следующей этой части можно приблизительно отгадать, что было причиной этой запоздалости. Были еще и другие побочные обстоятельства, способствовавшие тому же. Первое из них, особенно важное, была невозможность дать моим заметкам о Крыме тот же порядок и ту же полноту, как в первой части этой работы вследствие недостатка времени и невозможности это сделать без особенно больших трудов. Затем, я хотел еще раз посетить различные места полуострова, чтобы придать большую полноту моим заметкам. Сюда следует присоединить частые расстройства моего здоровья и тягость кабинетной работы, делающейся для меня все более и более трудной. Надеюсь, что все это побудит читателей отнестись ко мне снисходительно. Однако я все же не хотел бы распрощаться с ученым миром.

Если я проживу еще несколько лет дольше достигнутого шестидесятилетия, то займусь изданием некоторых работ, материалы для которых у меня частью давно уже готовы; тогда, быть может, провидение позволит мне их докончить и отдохнуть, дойдя до цели.

Здесь я должен еще исправить невольную ошибку, сделанную в первом томе этих заметок путешественника, которую Гюльденштедт сделал еще ранее меня. На странице 348 [1 том] сказано, что весь Бештау состоит исключительно из породы древнего известняка. Должен признаться, что о середине его вершины, покрытой во время моего посещения густым инеем или мелким снегом, я судил по соседним вершинам и холмам этой цепи гор. Граф Аполлос Мусин-Пушкин, предпринявший в прошлом году из любви к минералогии путешествие на собственный счет по Кавказским горам, дал мне образцы гранита и гранители, взятые с вершины Бештау, не оставляющие сомнения в том, что эти отдельно выдвинутые горы Кавказа имеют гранитное ядро, на котором отложились известковые образования. Мы можем ждать очень интересных результатов от работ графа, принадлежащего к редкому числу людей его положения, посвятивших свои средства и талант ученым изысканиям в этих замечательных Кавказских горах .


ПУТЕШЕСТВИЕ В КРЫМ

От Берды сначала мы путешествовали по Ногайской или так называемой Крымской степи, еще пятнадцать лет тому назад находившейся под властью не России, а крымского хана и служившей частью пастбищем многочисленным стадам крымских дворян и иных состоятельных жителей, частью местожительством кочующих ногайских орд, подвластных крымскому хану. Кроме сел и киргизов 4*, занимающихся одновременно возделыванием земли и торговлей, не было в этих степях постоянных деревень, но понемногу ногайцы, переселенные с Кавказа и Кубани, устраивали жилища, годные для зимы, более и более занимаясь земледелием.

Первое поселение, встречающееся в Крыму, известное древним под именем Херсонеса Таврического, есть Перекоп, или по-татарски Ор-Капи. Это — обычное место прохода на полуостров, хотя и ныне большая часть возов с провиантом из Малороссии и обратно с рыбой и иными предметами торговли, в особенности предназначаемыми для восточной части Крыма, следуют на паромах через узкий пролив Сиваша, у ныне покинутой крепости Дженишке, Тонкой 1, проходя далее в Крым вдоль песчаной Арабатской косы, местами очень узкой, длиною в сто десять верст.

Так как весь Крымский полуостров соединен с материком только Перекопским перешейком, то весьма вероятно, что Крым с его южной возвышенной частью был островом, когда уровень Черного моря стоял выше, как о том свидетельствуют древние писатели.

Уже в очень отдаленные времена Перекопский перешеек был укреплен, чтобы защитить полуостров от вторжения тавро-скифов. Его укрепления состояли из стены с башнями, что и дало повод грекам назвать это место Neon-Teichos. Видные ныне укрепления — работа турок — состоят из вала и глубокого рва, еще хорошо сохранившегося, проведенного от Черного моря до Сиваша; бока его поддержаны стенами из тесаного камня. Если вспомнить, что Сыробулатская пристань, удаленная отсюда на пятьдесят верст, есть ближайшее место, откуда могли доставлять камень, употребленный для этих укреплений, то нельзя ни удивляться значительности этой работы. Ширина рва — около двенадцати саженей, а глубина — в двадцать пять футов, но насыпь вала от времени несколько осела. Линия обороны от прохода к западу до Черного моря занимает пять с половиной верст и имеет три батареи, из них сильнейшая находится на самом берегу моря; к востоку, до Сиваша, считают три версты, и на этой длине находятся только две батареи; одна из них опирается на Сиваш. Это протяжение перешейка — восемь с половиной верст, почти тождественно с данным Страбоном, подтверждая удивительную точность составления этим древним географом описания Черного и Азовского морей и в особенности Крымского полуострова.

Карло Боссоли. Перекоп

Карло Боссоли. Перекоп

Как русское название крепости — Перекоп — указывает на прорытие перешейка, так и татарское — Ор-Капи также означает ворота в линии укрепления. И действительно, в Крым переходят по мосту и сквозь сводчатые ворота, находящиеся подле крепости. Самая эта крепость находится к востоку, близ этих ворот, представляя образчик неправильного укрепления, построенного исключительно из тесаного камня, которым вдеты и стены ее глубоких рвов. Она имеет вид удлиненного прямоугольника, входящего своей длинной наружной стороной в оборонительную линию и имеющую двойную оборону с трех внутренних сторон, по которым обведен и второй глубокий ров, наполовину осыпавшийся, ее длина — около ста пятидесяти восьми саженей, а ширинa от рва линии — восемьдесят пять саженей. В наружных валах крепости северо-западный угол составляет — пятиугольный, юго-западный — шестиугольный, а юго-восточный — двухугольный бастионы; ее четвертый, северо-восточный, угол выдается в главный ров линии шестиугольным бастионом, под которым скрывается выход, ведущий к очень хорошему и глубокому колодцу, находящемуся между главным рвом и внутренним бастионом. В южной куртине крепости находится главный вход в нее, а подле него выдвинут полубастион; второй вход устроен на восточной стороне. Внутренний оборонительный вал крепости более высок, чем наружный, представляя также вид четырехугольника длиною сто десять саженей и шириною шестьдесят саженей; в нем на северных углах выступают в ров линии два четырехугольных бастиона, а на середине северной куртины устроен шестиугольный кавальер, на двух южных углах находятся неправильные бастионы, а посреди куртины — главные ворота внутренней обороны. Над этими воротами я видел вырубленную в камне сову, почитаемую подлинным гербом Чингисхана; таковым, кажется, ее принимали и прочие владетели Крыма, так что на этом основании она должна была бы перейти и в русский герб. Внутри крепости есть еще и род каменного замка и несколько совершенно разрушенных казарм, находящихся близ мечети. В замке и вне его имеются два колодца.

Предместье Перекопа, крайне неправильно застроенное, находилось по южную сторону крепости; ныне оно передвинуто на три версты в глубь страны, называясь Армянским базаром; в нем — несколько улиц с лавками. У главной линии, внутри или вне ее, имеются только несколько домов русских чиновников, служащих при соляных промыслах или в гарнизоне крепости. Когда я был в первый раз в Крыму, в крепости был особый капитан-комендант и гарнизон в двести человек, но позднее  в Перекопе стоял батальон, а его командир исполнял и обязанности коменданта.

На первом месте рисунков (прим.: В книге были использованы рисунки и виньетки художника X. Гейслера) вид Перекопской крепости представлен отчетливо и ясно, с ее воротами и линией обороны со стороны Крыма; на рисунке показано и значительное летнее торговое движение.

Несмотря на присоединение Крыма к России, все-таки Перекоп остается весьма важным местом, одинаково полезным как для России, так и для Крыма. Для России — как место задержания чумной заразы, занесение которой весьма возможно при большом общении Крыма с Константинополем и Анатолией и также остановки татар при смутах, так как их верность все еще двусмысленна, а Перекоп закрывает всякое сообщение с империей. А для Крыма — как место, создающее величайшие трудности дезертирству в Россию. Независимо от этих двух значительных выгод это место представляло бы и еще немалую выгоду, если бы возобновили уже предложенный проект о вольных гаванях, могущих возбудить большую торговую деятельность из Черного моря в Средиземное и Анатолию, служа удобным местом для таможни и взимания пошлин. Если затем, как Тулон и Марсель для южной Франции, избрать лучшие порты в Крыму, чтобы устроить в них карантины для всего Черного и Азовского морей, направляя суда, идущие в Таганрог, Херсон и Одессу, выдерживать карантин в Севастополе, Кафе и Керчи, как это уже дважды предполагалось, то преграда в Перекопе могли бы навсегда остановить страшную опасность заноса чумы во внутренние более населенные и открытые места империи. Эта ужасная болезнь не могла бы проникнуть через Азовское море, берега которого, подверженные заразе, столь трудно охраняемы, а только через порты Херсона, Николаева и Одессы. Одновременно можно было бы уменьшить расходы на многочисленные карантины, устроив эти учреждения совершенными в своем роде.

Запах Сиваша, или Гнилого моря, когда дует восточный ветер, сильно ощущается в Перекопе. Утверждают, впрочем, и верят, что эти испарения предохраняют жителей от перемежающейся лихорадки, столь обычной прежде в Крыму; о таковом же влиянии береговых морских испарений я слышал и в других местах.

Мы продолжали наше путешествие 29 октября по направлению к Симферополю, тогдашнему местопребыванию Таврического правительства.

Три четверти Крымского полуострова представляют волнистую равнину, или степь с небольшими углублениями и впадинами.
Качество почвы этой степи разнообразно, но в большой ее части, а в особенности в угле, оканчивающем ее между Перекопом и Козловым, она песчана или песок с примесью глины. Самый угол татары называют Тархан-Дип, а русские — Тарханский Кут. Эта степь местами, как, например, от Перекопа до соляных озер, глиниста и пропитана солью, бесплодна и подобна находящейся у Каспийского моря, имея много сходства с морским илом; она незаметно понижается в направлении к соляным озерам и после выпавшего ночью дождя представляла затруднения для передвижения.

До Армянского или Нового базара считают четыре версты, но это расстояние не кажется столь большим. Через восемнадцать верст далее достигают юго-западной оконечности Тузлы, или старого соляного озера; его берега вышиной в одну сажень обрываются к урезу воды, где Salsolauer coides дает довольно значительную поросль. Я избегаю здесь описания этого озера и других находящихся между ним и Сивашом — существование их подтверждается и Плинием — до общего обозрения всех соляных озер Крыма, имеющих, как мне кажется, одинаковое происхождение и качество; ограничиваюсь замечанием о  том, что эти обширные соляные хранилища вблизи Перекопа ввиду их изобилия и большого вывоза соли в Россию — самые значительные на полуострове. Соль этих озер снабжала Белую и Новую Россию, Малороссию и Харьковскую губернию при посредстве многочисленных воловых возов, идущих летом. По этой причине прежде в Перекопе всегда находился член Таврической казенной палаты, почитая, как говорят, очень для себя выгодным исправлять эту должность; с своей стороны, и казна более чем удвоила свои доходы, отдав на откуп соляную торговлю.

До станции Тишун, или Тереклицушун — 26 верст, считая по каменным столбам, поставленным во время путешествия покойной великой императрицы. [прим.: П.С. Паллас говорит о "екатерининских милях" — каменных колоннах, увенчанных двуглавым орлом. Они были расставлены на построенной перед посещением Екатерины II Крыма дороге от дер. Альмы (ныне с. Почтовое) до Бахчисарая.]
На всех главных дорогах каждая верста обозначена треугольным обелиском, высеченным в тесаном камне, а каждая десятая верста — милевым столбом в виде красивой круглой колонны, увенчанной родом восьмиугольной капители с округленной вершиной. Эти прочные знаки делают совершенно излишними вновь поставленные для обозначения верст деревянные столбы.

От Тишуна проезжают по прекрасному каменному сводчатому мосту, построенному турками через водный рукав, тянущийся от Черного моря в глубь страны, искривляясь к северу; затем проезжают по нескольким маленьким мостам, служащим для переправы по почве, пропитанной соленой водой, стекающей с вязкой волнистой степи к Черному морю.

В 18 верстах находится вторая станция — Дюрмен, где обычная дорога, ведущая из Перекопа в Козлов, отделяется, идя более к юго-западу.

На полдороге к следующей станции степь понемногу повышается; поверхность ее, покрытая травой, чернеет, и под нею виднеются первые пласты ракушечного известняка, состоящего из двухстворчатых раковин и оолита, зерна которого состоят из мелких улиток, что придает этим образованиям желтый или красноватый цвет. Далее виднеются два плоских возвышения того же сложения; на первом из них находится татарская деревня Кара-Кодиша, а перед нею, близ дороги, старое кладбище с особенными, в виде обелисков, надгробными памятниками, формы которой я не встречал в Крыму.

Проехав следующую станцию — Ай-бар [26 верст], степь понижается и становится опять глинисто-желтой. В темноте мы достигли деревни Аблан [22 версты]; в ней, кроме мечети, есть медресе, или школа; здесь мы остановились вследствие темноты.

Рано утром 30 октября мы еще раз переменили лошадей в Мендерчике [16 верст] и прибыли около полудня в Симферополь [26 верст], где меня радушно встретил мой друг, часто уже упомянутый, проводив в приготовленное для меня зимнее помещение [прим.: П.С.Паллас называет своим другом крымского вице-губернатора Людвига Ивановича Габлица (в настоящем издании сохранено и написание имени, данное переводчиками, — Габлицль), участника экспедиций 60-70-х годов по южным районам России, автора трудов по географии Таврической губернии.].

После долгого путешествия по однообразным и скучным степям трудно себе представить что-нибудь более приятное, чем снова увидеть горы и местность, усеянную холмами, лесами, пересеченную извилистой речкой. Кроме того, гористая часть Крыма имеет даже позднею осенью много разнообразия и перемен. Можно себе вообразить наше восхищение, когда достигнув в долине прелестной маленькой речки Салгира, мы увидели перед собой, хотя еще в отдалении, более высокие горы.

Приятная и часто даже жаркая погода в течение всего ноября, продолжавшаяся до декабря, дала мне возможность и в позднее время года собрать редкие семена, а в уцелевших еще растениях увидеть надежду на весенние занятия ботаникой. Но расстроенное здоровье положило предел моему рвению; оно так ухудшилось во время осенней поездки, что я должен был провести декабрь и январь в комнате, чтобы несколько полечиться.

Зимой, да и вообще, температура в Крымском полуострове очень переменчива и неровна как вследствие топографии местности, так и по разнообразию положения долин и высот в гористой части этой области. Об этом я скажу в подробном физическом обозрении, здесь же ограничусь только описанием зимы 1793 на 1794 годы. В первую половину ноября погода стояла ясная, сухая и приятная, сопровождаемая постоянными ветрами, приносящими таковую. Некоторые дни этого месяца были так жарки, что нельзя было подниматься на окружающие горы без сильной испарины, но в сентябре было несколько заморозков, а горы покрылись снегом и инеем, скоро, впрочем, растаявшими. Во второй половине ноября начались маленькие морозы с метелью, длившиеся, перемежаясь с пасмурными днями, до 27-го. В этот день в 7 1/2 вечера в Бахчисарае, Карасубазаре и Перекопе чувствовалось легкое землетрясение; его нельзя, однако, сравнивать с наблюдавшимся в 1790 году во всей южной части полуострова. В тот же день ветер перешел на юго-запад и наблюдались стаи дроф, от 10 до 20 пар, летящих в горы, вследствие выпавшего в степях и на Керченском полуострове глубокого снега. 28-го при сильной буре и перемежающемся дожде, налетевших из архипелага, началась оттепель: маленькие горные потоки вздулись и с шумом низвергались с высот. В декабре было опять много ясных дней, во время которых в северном направлении, где вид на перекопские степи открыт, показались на горизонте темные снеговые облака, что здесь в самые ясные и зимние дни очень обыкновенно.

С первыми днями января 1794 года установились морозы, и с 5-го выпал снег, достигавший в долине глубины четверти и продержавшийся до конца месяца, что здесь считают редким явлением; жители его отпраздновали катанием на санях; в суровые зимы 1798 и до 1800 [годов] они пресытились этим удовольствием. В начале февраля снег быстро стаял, а 6-го появились скворцы; 8-го холодный восточный ветер с морозом сменил дувший до того теплый юго-западный; 12-го, с переменой четверти луны, началась ясная погода с небольшими дождями, так что 13-го и 14-го, в теплый солнечный день, появились на пригретых сторонах гор и в кустарниках цветы различных видов крокусов и Viola odorata, Adonis verna, Hyocinthus racemosus и Ormithogalum pilorum стали давать рост, а в полях началась пахота. Но 16-го в полдень задул северовосточный ветер, вновь принесший снег и мороз, а в новолуние, 18-го, поднялась жестокая буря с востока, продолжавшаяся с непрерывной силой и малыми изменениями между северо-востоком и юго-востоком до половины марта; она утихла только с наступлением новолуния; вследствие холода и сухости все растения очень запоздали в развитии, и кизил начал цвести только в конце марта, тогда как в другие годы уже в начале февраля на нем были почки.

Все-таки мороз во всю зиму не превышал -10° по Реомюру, и хотя Боспор несколько раз покрывался льдом, но скоро от него освобождался. Ледоход из Азовского моря, однако, не переставал во всю зиму; обычно он тянется до поздней весны, что и составляет причину весенних холодов, как и в Петербурге льды Ладожского и Онежского озер, хотя реки южной России освобождаются ото льда гораздо раньше.

    * *

Город, в котором я провел зиму, известен под двумя названиями: во время татарского владычества его звали Ак-Мечеть, а после завоевания Крыма новые его владетели дали древнегреческое название Симферополя обширной и прекрасной долине, лежащей к северу от старого города, где были построены дворец областного правления и здания для присутственных мест всего Крыма; совершенно новый город с главной церковью должен был быть построенным по правильному плану, но только несколько из намеченных домов были кончены. Теперь прежнее название преобладает.

Город расположен посреди равнины, несколько возвышающейся к Юго-востоку, окруженной почти со всех сторон более или менее отдаленными известково-мергельными горами и высотой с восточной стороны, омываемой течением быстрого Салгира, откуда открывается прекрасный вид на низменный правый берег; в общем вся эта местность открыта бурям, столь частым в этой стране, особенно юго-восточным, идущим из горных долин, а также ничем не задерживаемым от востока, северо-востока и севера и, наконец, юго-западным или севастопольским, приносящим обыкновенно дождь, как восточные — сухую и ясную погоду.

На равнине, предназначенной для построения Симферополя, в расстоянии полуверсты находится прекрасный губернаторский дом, переделанный в казарму после упразднения губернаторства; несколько построек для присутственных мест и немногие еще разбросанные дома, в том числе и училище. Приблизительно посередине, между губернаторским домом и старым городом, на берегу Салгира, находится поврежденный дождями редут, построенный Суворовым, чье имя превосходит всякие титулы; посреди него должен был построиться собор. Со стороны поля на запад, спускаясь по речке, в последний год предыдущего управления начали строить новые кварталы домов по плану, а также и в старом городе, на берегу Салгира. Но с тех пор, как Крым из губернии стал уездом Новороссийского наместничества, Симферополь много потерял в своем развитии, и многие дома, покинутые обитателями, разрушаются вследствие упадка торговли и отъезда жителей.

Старый город Ак-Мечеть построен, как и все татарские города, с узкими, кривыми и немощеными, очень грязными улицами, и так как все его дворы обнесены оградами, а дома построенные внутри этих дворов, очень низки, так что их почти не видно, то кажется, что бродишь среди стен известкового бутового камня. Все дома построены из белого мергельного известняка, обычного в этой местности и выламываемого не правильными, а не постелистыми кусками, в них примечается много окаменелостей, известных под именем чечевичных камней; только малая часть этого камня обтесана для углов и обделки дверей и окон. Вместо известкового раствора во всех татарских городах полуострова для построек употребляют глину, смешанную с известью, прибавляя для прочности песок.

Дворовые постройки по большей части — плетневые, обмазанные глиной, а их крыши — из легкой желобчатой черепицы, положенной на глине по плетням; эти крыши, если черепица не подмазана известью, требуют большого ремонта от влияния господствующих здесь бурь. Из общественных зданий, кроме упомянутого губернаторского дома с хорошим садом, теперь обращенного в казармы, здесь имеются три татарские мечети или молитвенные дома с их башнями, с которых их священник  четыре раза в сутки призывает на молитву; затем есть русская православная церковь, очень простая, считающаяся собором и довольно значительная на базарной площади, построенная живущею здесь с  1797 года общиной греков; неподалеку — армянский молитвенный дом; татарская баня, переделанная в публичную тюрьму и несколько казарм в юго-восточной, самой высокой части города.

На левом берегу Салгира находятся в городе четыре мельницы — для их работ проведен из Салгира канал — и две другие, построенные ниже: первая — у самого Салгира, вторая — на ферме бывшего губернатора Шегулина, так же как и деревня Бахтишэли, находящиеся в двух верстах от города; эта последняя приводится в движение маленьким протоком Бала-Салгир, соединенным с еще меньшим — Абдаллой. Подле этих мельниц находятся прекрасные фруктовые сады, между ними замечателен сад коллежского советника Гохфельда, положившего чрезвычайные старания на его устройство; здесь же — и его винокуренный завод.

Город Ак-Мечеть был прежде местопребыванием Калги-султана, знатнейшего лица после крымского хана, всегда бывшего из ханского семейства рода Гиреев. Выше города, на левом берегу Салгира, у него был обширный дворец, совершенно разрушенный вскоре после занятия Крыма; только обширный залив Салгира, имеющий обильный источник у подножия известковых скал, служивший Калге-султану для забавы в плавании на лодках, указывает место бывшего дворца; теперь здесь устроены пивоварни.

Салгир в обыкновенное время представляет маленькую речонку, во многих местах переходимую просто в сапогах, текущую по широкому каменистому руслу. После быстрого таяния снегов в горах или сильных дождей в верховьях вода в речке прибывает в течение 24-36 часов, а иногда и нескольких дней, так что, наполнив каменистое русло, она, наконец, выходит из берегов, превращаясь в бурный поток, уносящий людей и животных, делаясь крайне опасным для переправы. Вода речки мутнеет от глины, и ей надо дать отстояться прежде употребления. Поэтому город имел прежде водопровод, проведенный подземными трубами из источника с западных высот, отдаленных на 3 версты, мимо которых проходит дорога на Бахчисарай; этот запущенный и в 1795 году вновь возобновленный водопровод вскоре был опять разрушен жадными цыганами, доставляющими воду в город бочонками, и теперь он остается без употребления. Жители довольствуются для питья водой, взятой из Салгира и из источников, вытекающих по его берегам, хотя вода в них очень известковая.

Рыбы в Салгире очень мало, в нем ловятся только гольцы  и уклея, а также маленький вид марины  усатой, самой большой из них; форели водятся только в его истоках и никогда не доходят до города. Раков ловят в глубоких местах речки и в ручьях, и они очень вкусны.

Известковые горы, находящиеся около Салгира, как и все, идущие в одну сторону до маленькой речки Алмы, а в другую — до ручья Зуя, состоят из белого или желтоватого известняка, не очень твердого, пористого, глинистого, который то шелушится тонкими слоями, то лежит в плотных постелях, иногда содержа много окаменелостей, по большей части так называемых чечевичных камней  величиной то в маленькую чечевицу, то достигая большой монеты. Во многих местах, как, например, на левом берегу Салгира, выше города, и на Алме в известковых скалах находят большие раковины Ostrea diluviaro  и другого вида значительной величины и веса, превратившихся в серую массу, подобную шпату; у подножия скал эти раковины, легко отделяемые, разбросаны там и сям. Здесь же находят гребешковые устрицы, грифиты, очень мало белемнитов 0 и еще реже — зерна трубянок. На некоторых высотах в каменоломнях за городом, по дороге, ведущей в Бахчисарай, этот известняк мелообразен и усеян отпечатками мелких раковин. Там и сям видны в нем прослойки, мергельные и глинистые, покрывающие известняк, а в некоторых местах между известняками отложения из желтого песчаного рухляка и мелких округленных кварцевых голышей. Эти камни, выветрившиеся на поверхность глинистого чернозема, могут легко ввести в заблуждение, давая повод думать, что здесь было прежде море, их округлившее. Все эти пласты слабо падают к северу, а большая часть из них состоящих гор обрывается отвесно к югу или юго-востоку, в каковом направлении они кажутся имеющими пилообразный вид.

Всего замечательнее в долине Салгира, как и во многих других,  образовавшихся в новых известняках, покрывающих равнину полуострова, есть общий вид склонов и террас. Все они до известной высоты кажутся размытыми, изъеденными морскими волнами. Трудно решить, можно ли приписать это явление высокому стоянию уровня воды Черного моря в давние времена или выветриванию. Следовало бы установить нивелировкой возвышение этих долин над современным уровнем моря и высоту выветривания их скал.

На этих известковых горах произрастают многие прекрасные растения, частью распространяющиеся даже западнее Карасу. Между ними — кустистая Salvia Hablisiana; большой Hedysarum с белыми в красных жилках цветами; Gypsophila, цветы которой собраны в пучки; Onosma с желтыми цветами, растущая только в Крыму, подобная Onosma simplex; удивительный Carduus elegans, Carlinalanata, Satureja montana, Convolvulus-Cantabrica и terrestris, и много других более обыкновенных растений.

 

 

Интерактивная карта погоды в мире

!!! Чтобы найти нужное вам место, просто передвигайте карту в окошке с помощью зажатой левой кнопкой мышки.