•  

     

     

     

    КРЫМ
  • 1

Моя первая поездка в Ахтиар и Херсонес увеличила желание ближе изучить Крым. После возвращения, воспользовавшись весенними днями, я, не теряя времени, поехал с моим другом Габлицлем в его имение Чоргуну и оттуда уже без него направился далее в горы Южного берега Крыма. [Я выехал в первый день Пасхи в сопровождении моей семьи, также желавшей познакомиться с чудными местностями Крыма.] Путь до реки Бельбека я уже описал; здесь покидают ахтиарскую почтовую дорогу, идущую к западу и продолжают путь на юго-запад, как следовала монархиня в 1787 году при посещении Ахтиара, Балаклавы и знаменитой Байдарской долины.

Проехав Бельбек в двенадцати верстах от Бахчисарая, дорога, понемногу поднимаясь, становится крутой при въезде на известковую гору; о ней я уже упоминал и далее дам ее подробное описание. Почва здесь покрыта довольно густым лесом низкорослого мелколистного граба [Carpinis minor], очень обыкновенного в Крыму, с ним перемешан Paliurus, терн  Cornus mas, Viburnum Lantana, из поросли которой делают любимые чубуки к трубкам, Oxycedrus, Ligustrum и также кое-где Иудино дерево. На северной стороне видны цветущие примулы [Primula uniflora] в большом количестве трех цветов, обыкновенно-белая, рыже-светло-желтая и еще более редкая — светло-лиловая. Также начинают цвести Dentaria pentaphyllos, Veronica Feucrium и Euphorbia sylvestris, Scilla hyacinthoides уже отцвела.

Прелестные крымские лесные пионы [Paeonia triternata] были в полном росте. На сухой меловой южной стороне горы растет шалфей [Salbcy] в большом количестве и Seseli dichotomum. He достигнув вершины, налево, в некотором отдалении [около трех четвертей версты от дороги] видна башня старого укрепления, называемого татарами Черкез-Кермен, давшая свое название близлежащей деревне, где прежде жили греки, теперь же живут только татары. Всего замечательнее в этом старом укреплении, где уцелели только башня и часть стен, высеченный в скале в нескольких сотнях саженей от укрепления глубокий колодезь; в него спускаются с опасностью по ступеням, высеченным также в скале.

Адмирал Мекензи, бывший командир Ахтиарского флота, построил хутор на высоте горы, для чего ему было подарено большое количество леса, потом выкупленного казной для ее нужд; гора и теперь называется у русских Мекензиевой. Татары называют эту часть известкового хребта Кок-агач. Дорога на спуске с этой высоты, несмотря на многие петли, так крута, что приходится тормозить колеса.

Спустившись с этого высокого хребта, усеянного торчащими каменьями, дорога идет по обширной долине с небольшими возвышенностями по ширине восьми верст до Балаклавских гор, она расширяется еще более в направлении Ахтиарской бухты и Херсонеса. Налево от дороги, на плоской возвышенности, находятся ямы, из которых добывают превосходную серую мыльную сукновальную глину, называемую кеф-кил. Всю высоту, покрытую кустарником дуба, грабом, кизилом и держи-деревом, возвышающуюся не более 15-18 саженей над долиной, татары изрыли бесчисленными ямами. Эти воронкообразные шахты приходится углублять на восемь до двенадцати саженей сначала в рассыпающемся меловом рухляке, прежде чем дойти до глинистого пласта, на котором обыкновенно находят воду. Хороший пласт глины, приблизительно в аршин толщиной, покрывает прослоек чрезвычайно жирной глины того же цвета, а под ним опять идет белый меловой рухляк.

Вероятно, пласт хорошей глины выступает где-либо в долине около старых ям на краю холма, так как иначе, без особой случайности, невозможно было бы открыть ее. Татары, нанимаемые для этих работ обыкновенно зимой, подвергаются большой опасности, так как не устраивают никаких креплений, в начале они работают перпендикулярно, затем, на глубине нескольких саженей, горизонтально до тех пор, пока держится порода; глину они выламывают лежа боком, и только несколькими подпорками стараются оградить себя от обвалов. Арендатор горы нанимает рабочих за две пятых части всего добытого. Когда нельзя дальше проникнуть, яму покидают, и вскоре она заваливается искрошившимся мергелем.

Глина под названием кеф-кил перевозилась прежде большими количествами в Константинополь, где женщины употребляли ее в банях для мытья волос. Добывают ее частью здесь, частью — в шестнадцати верстах от Ак-Мечети, около ручья Саблы; новый ее пласт открыт недавно также и недалеко от Карасубазара, в долине под крутой меловой горой Ак-кая. В настоящее время ее мало вывозят [приблизительно до ста пудов ежегодно] вследствие прекратившегося во время войны сообщения, что вынудило турок искать подобную у себя, найденную в Анатолии, не уступающую добротой крымской; ею и снабжается Константинополь. В Крыму ее употребление весьма ограниченное, хотя цена ее — всего 20 копеек за пуд на всех рынках. Суконные фабрики в Новороссийске [прежде Екатеринославе] могли бы употреблять ее с большей пользой, так как она не уступает по цвету и доброкачественности английской, кроме того, что иногда в ней попадаются кусочки известковых частиц, смешанные с блестками и шариками колчедана.

В шести верстах от этой, так называемой Мыльной горы, налево от дороги в Балаклаву, по прилегающей соседней суживающейся долине, где протекает речка Биюк-Узень, или Казикли-Узень, впадающая в Ахтиарскую бухту, достигают деревни Чоргуны, также Карловки,известной у русских под именем Черной деревни; у ее владельца, уже упомянутого моего друга Габлицля, на лоне приязни мы отпраздновали Пасху. Долина этой деревни заслуживает внимания не только по живописному ее положению и по украшающей вид старой башне, видимой с Балаклавской дороги, хотя и при бесплодных соседних скалистых горах; этот вид дан мною на листе 8, взятый с находящихся к северо-западу вершин скал при входе в долину; она также важна и в орографическом отношении, так как здесь замечается ясное разделение формаций Таврических гор. Эти места, где я провел столько приятных дней, останутся навсегда в моей памяти; они служили мне местом отдохновения и свидания с моей семьей в конце моих путешествий по западному Крыму.

В самой деревне, разделенной на две части, ручей Казикли, или Биюк-Узень, вытекающий из деревни Байдары, сливается с правой стороны с соседним ручьем Ай-Тодор, вытекающим из долины, поворачивающей на восток около известкового хребта, о котором мы часто говорили; несколько верст выше в него впадает с левой стороны ручей Баргана. Биюк-Узень, как все ручьи и речки Крыма, то превращается в бурный горный поток, то остается почти без воды, так что находящиеся здесь мельницы часто не могут работать. Я видел, как маленький ручей Ай-Тодор, текущий пару верст выше Чоргуны и недостаточно орошающий даже принадлежащую мне долину с фруктовым садом, после сильного дождя становится таким бурным, что никто не осмеливается переходить  через него. Как бы то ни было, Биюк-Узень следует считать второразрядной речкой в Крыму.

Высокая, прочно построенная из тесаного камня восьмиугольная башня в Чоргуне по преданию была воздвигнута жившим здесь турецким пашой, чтобы защитить от разбоев близлежащие деревни. Но я склонен думать, что это — скорее работа корсунских греков или генуэзцев и служила для прикрытия сообщения жителей Балаклавы, лежащей в шести верстах расстояния, с крепостью Мангуп, находящейся едва в 10 верстах, вверх по ручью Ай-Тодору. Башня построена так прочно, что даже частые выстрелы из маленьких пушек, стоящих на ее платформе, не повредили ее.

Неподалеку от этой башни находится деревянный, хотя и с тонкими стенами, но еще крепкий дом паши, окруженный галереей, построенный в турецком роде; подле него владелец рассадил плодовый сад и цветник в европейском вкусе, а внизу, в долине, большой виноградник. На некотором расстоянии построен из кирпича в 1796 году маленький изящный домик, но вследствие отсутствия владельца он — без обстановки.

    * *

Считаю необходимым сказать подробно о различных формациях гор, которые я наблюдал по всей Тавриде, так как без того следующее описание хребта гор по западному морскому берегу будет мало понятным.

Я уже упоминал выше об известковом слое нового образования, покрывающем часть равнины и значительное протяжение горной части Крыма; простираясь в ширину на сорок-пятьдесят и более верст, от Инкермана до Кафы, он имеет вид сегмента круга. Этот известковый слой от северной равнины Крымского полуострова сначала поднимается плоской, потом волнистой поверхностью, а ближе к горам он разорван или перерезан долинами; затем почти все эти горы слегка склоняются прямо к северу, круто обрываясь к югу пилообразными уступами; их слои, когда их можно рассмотреть, имеют слабое падение по отношению к горизонту и незаметно исчезают.

Этот слой состоит то из более или менее твердого чистого известияка часто залегающего на довольно большом пространстве как отлитый без заметных окаменелостей, то известняк становится менее плотного сложения, часто рухляковый с чечевицеобразными камнями или большим количеством маленьких раковин, вкрапленных в виде болита в некоторых местах с окаменелостями больших гребешковых устриц, или составлен из обломков раковин, то иногда, наконец, из меловых или глинистых мергелей, очень известковых, но еще рыхлых, реже — из рыхлого мела. Плотный известняк часто смешан местами с граветом, раковинами, обломками их или с большим количеством песку. Там и сям видны прослойки гравета и рухляков, песковатых, желтоватых, железистых, наполненных кварцевым граветом, легко рассыпающихся на воздухе и на многих местах обнаруживающих почву, усыпанную граветом, что может ввести в заблуждение, думая, что этот гравет вынесен на поверхность водами.

Такие же места встречаются на Салгире, у ручья Фондукли, и во многих местах по дороге к Карасубазару. Уединенные известковые горы, лежащие до Бельбека, разделенные частью большими долинами, а частью узкими лощинами, соединяются между Бельбеком и Казикли-Узенем, образуя горный кряж, считаемый самым высоким местом залегания нового известняка во всем Крыму; он состоит частью только из угловатого мелкого хряща, частью из обломков ракушечного рухлякового известняка; в нем не видно никаких следов окаменелостей, но много гравета; он покрыт не очень толстым растительным слоем и с малым уклоном понижается к северу; с южной же стороны круто обрываясь, заключает в себе часть обширной долины Казикли-Узень с северной стороны.

Кряж, начинаясь Инкерманскими высотами, где пещеры или кельи выдолблены в более плотном известняке, от Ахтиарского залива и моря тянется сначала на восток, потом на юго-восток на расстоянии более десяти верст под именем Коок-агача и Чертел-кая, образуя у деревни Мармора, прежде населенной греками и теперь покинутой, высокую террасу скалы называемую Чаплак-кая, в уступе которой выдолблены кельи монахов, сходные с инкерманскими, известные здесь под названием Кара-коба, затем далее — под именем Шулдан — или Шулудан-кая; хребет гор тянется вдоль ручья Ай-Тодор и разрывается около деревни Шулю глубоким узким ущельем, прорванным как бы мощным влиянием сил природы, идущим до Бельбека, где разрозненные части скал вновь соединяются на восточной стороне долины.

Это ущелье, в котором берет начало маленький ручей Сук-Чесме, текущий в Бельбек, так суживается между Шулдан-кая, усеченный угол которой называется Елли-бурун, и высокими скалами, называемыми Мангуп или Манкуп, где находится крепость этого имени (описание ее далее), что с большими издержками и трудом я мог сделать это ущелье с дорогой по нем в Шулю сколько-нибудь возможной для проезда. По обеим сторонам этого ущелья стоят высокие прямые стены обнаженных скал, с которых зимою обрываются большие глыбы. В особенности с высоты Манкупа несколько лет тому назад с такой силой низверглись обломки скал, что перелетели через речку на другую  сторону ущелья. С северо-восточной [стороны] скалы Манкупа отделены от известковых гор таким же узким ущельем, также с текущим по нем ручьем; отвесные скалы этого ущелья, стоящие стенами, кажутся как бы оторванными мощными силами природы, а это заставляет думать, что идущие к Бельбеку испытали ту же катастрофу, так как трудно предположить, чтобы текущие ручьи, спадающие маленькими перепадами, могли бы сделать такие подмывы. Высокие плоские вершины этих гор, так же как и гора Манкуп, покрыты лесом Pinus maritima, кроме гор соседней деревни Ай-Тодор, не растущей нигде в Крыму в таком далеком расстоянии от моря.

По ту сторону боковой долины к стороне Шулю, середину которой занимают расширяющиеся скалы Манкупа, появляется опять высокий крутой, с южной стороны скалистый, известковый хребет; он возвышается еще более и поворачивает на северо-восток к деревне Албат у Бельбека; на другой стороне речки он понижается, пересекается долиной Качи  и другими, поворачивает к NNO, сливаясь с разорванными известковыми горами у Бахчисарая, Чуфут-Кале и деревни Мангуш, где живут колонисты-молдаване. Здесь я собрал наблюдения, сделанные во времена моих путешествий, чтобы описать этот тянущийся более чем на двадцать восемь верст известково-рухляковый хребет по всей его длине; он вновь появляется в восточной части гор Крыма, но не столь обширен и также перерезан несколькими отдельными горами.

Отложения этих гор состоят из плотного известняка с морскими остатками и обломками раковин. Они появляются в долине Казикли-Узень и, как я выше сказал, покрывают поверхность всего Херсонеса, где обнажаются на возвышенностях; они заметно понижаются к северо-западу; образуя крутые обрывы к югу у древних известняков. В одном из таких обрывов, идущем над долинами Балаклавы и Карани, состоящем из твердого грубого известкового сланца, наполненного окаменелостями, оказывается над Каранью тройная видимая издали пещера. Пройдя переднее ее углубление, в ее средней части видится хорошо вырубленная дверь и около нее, у пола пещеры, световое окно. Через дверь входят в хорошо вырубленную узкую сводчатую галерею с лестницей, длиной в несколько саженей, едва освещаемую световым окном из соседней пещеры, лежащей направо; затем галерея искривляется, не имеет света и кончается узким, полуобвалившимся углублением. Две соседние пещеры, кажется, составляют природные углубления в скале с широкими отверстиями. Находящаяся справа отделена от средней пещеры четырехугольным столбом, выделанным руками. Эти пещеры кажутся работой отшельников, использовавших природные углубления. У подножия высоты с пещерой находятся следы очищенных от камней мест и оград, заключавших, вероятно, сады или поля; греки из Карани возделывают и теперь эти места. Дорога отсюда, ведущая к Георгиевскому монастырю, проходит по каменистой возвышенности мраморовидного известняка, на которой уже в апреле везде на скалистых местах Херсонских и Балаклавских гор обильно цветут Asphodelus luteus и Iris pumila [голубой с желтым и бледно-желтый].

 

Интерактивная карта погоды в мире

!!! Чтобы найти нужное вам место, просто передвигайте карту в окошке с помощью зажатой левой кнопкой мышки.