•  

     

     

     

    КРЫМ
  • 1

III. Байдары и Мердвень

Дорога из Мангупа круто сбегает около мыса, под нависшими утесами. По ней можно ездить в телегах. С каждым шагом вниз – она как будто вырастает и становится грознее...

Далее, к Байдарам, она перегибается с горы на гору, так что едва спуститесь с одной и уже поднимаетесь на другую. Желая сократить путь, мы пробирались тропинками и на каждом шагу встречали новые виды: то обнаженные каменистые скалы, то богатую растительность. С каждой горы открывались верхи других гор, и подымалась мрачная вершина Чатырдага. Приближаясь к Байдарам, почва земли плодоноснее, леса тенисты и роскошны, везде: клен, южный дуб, грабина, простой дуб, орешник – высоко обвитые плетущимися травами. Спуск в долину удобен, но при обыкновенной езде продолжается более часа. Долина раскидывается как чаша, окруженная подоблачными горами, полная лесов, садов, деревень, полян – и посредине ее вьется быстрый горный ручей. По лугам и холмам рассыпаны стада, по тропинкам мелькают пешеходы, вершники, и порою доносятся голоса их песен и веселый их крик.

В селении Байдарах считается до 370 душ татар, мечеть, греческая гостиница, две татарские лавки с товарами из Бахчисарая. Вся долина принадлежит Н.С. Мордвинову, но крестьяне вольные, нуждаются в земле и лесе, и нанимают и покупают их у владельца.

Дорога из Байдар к Мердвеню незаметно подымается в горы, на самый хребет Яйлы. Она довольно удобна для больших экипажей. Во многих местах бьют ключи, и под тенью деревьев устроены фонтаны; вокруг огромные леса, и везде приют и тень для путника; все успокаивает и тело и душу, и рад ехать шаг за шагом, спокойно колыхаясь в мягком седле...

И вдруг Мердвень.

Рука невольно затянула повода... Лошадь стала... Вы на хребте Яйлы; перед вами, в этой широкой расселине, высечена дорога на взморье. Деревья еще заслоняют вид, и сквозь их зелень он становится страшнее и привлекательнее. Еще шаг вперед... бросьте повода, взойдите на груду камней, заваливших спуск ко взморью: скалы налево выстроились рядами и выглядывают одна из-за другой; они растреснуты, как будто от сильного жара, и по их трещинам растет кустарник; скала налево от вершины до основания гладка, как стена, и проборождена в длину небольшою трещиною, в которой растут травы и кусты, и над самым отвесом простерла свои бедные ветви одинокая приморская сосна. Под вашими ногами за несколько сот сажень внизу небольшая площадка: это часть южного берега, зеленеющего садами; на нем едва заметны две дачи, обсаженные раинами. Далее – бесконечность моря и бесконечность неба – корабли и облака...

Не вдруг оторветесь от этого вида; не вдруг решитесь спуститься по страшной лестнице, которую прозвали Чертовой, на южный берег, в этот сад Армиды...

Дача Темир-Аги